Станислав Ежи Лец
В тёмные времена трудно уйти в тень.
Станислав Ежи Лец
Автор «непричесанных мыслей»
Юлия Самойлова

Служба безопасности Украины подготовила документ о запрете на въезд в страну участнице Евровидения от России Юлии Самойловой, заявил глава ведомства Василий Грицак.

Михаил Куснирович

У Олимпийского комитета России сменился лицензиат. Вместо Bosco Михаила Куснировича экипировку для олимпийцев будет производить компания ZA Sport.

Румынская "движуха"

Правительственные законопроекты об амнистии и изменениях в уголовном кодексе страны за последние сутки привели к расширению географии протестных акций и настоящему политическому кризису в Румынии.

Постпред РФ при ООН заявил, что рассуждать о судьбе Крыма представители Соединенного Королевства могут только после возвращения Фолклендских островов, Гибралтара, части Кипра и архипелага Чагос.

В недалеком будущем человеческий мозг может стать богатым источником информации для рекламодателей, спецслужб, хакеров или любой другой заинтересованной стороны.

Марин ле Пен

Финансовый скандал на руку не только Марин Ле Пен, но и экс-министру экономики Эммануэлю Макрону, представляющему центристов. В декабре и январе сейчас Макрон , похоже, имеет прекрасные шансы выйти на второе место.

Третий лишний?

Блеск и нищета мажоритарных кандидатов

 

Сочинители мифов о нынешних выборах, судя по всему, вдохновлялись сагой о Гарри Поттере. Параллели буквально режут глаз: в роли Пожирателей Смерти выступает Партия Регионов, установившая Мафиозный Режим, место Волдеморта досталось президенту Януковичу, а сиделица Юлия Тимошенко похожа на Гермиону в подвале у Малфоев. С самим Гарри, правда, пока не все ясно: Кличко больше похож на Рона Уизли, а Тягнибок недостаточно харизматичен, но все поправимо, до выборов есть еще время. В лице «демократических государств» зрителям,  и, одновременно, избирателям, предложен коллективный Дамблдор: немного абстрактный, противоречивый, не всегда понятный – но, при этом, несомненный борец со злом и противник Волдеморта.  Иными словами, независимо от исхода голосования, оппозиция уже одержала победу на информационном поле, сведя противостояние к классической борьбе Добра и Зла, и присвоив миссию Добра себе, любимой. 

Даже при беглом анализе сообщений СМИ о нарушениях в ходе выборов видно постоянное выпячивание и подчеркивание причастности к  этим нарушениям Партии Регионов.  Процентах в десяти случаев эта причастность выглядит просто притянутой за уши, а почти полное отсутствие сообщений о нарушениях, совершенных другими участниками предвыборной гонки, наводит на мысль о том, что случаи, в которых «региональный след» не удается отследить, «борцам за честные выборы» не интересны.  Видна и вторая закономерность: практически все 100% нарушений исходят от кандидатов-мажоритарщиков. Нарушений, в которых бы прослеживалась общепартийная политика регионалов, не наблюдается вовсе:  для сравнения можно привести российские выборы, где «Единая Россия» использовала админресурс последовательно, централизованно и явно в рамках единого для всей страны плана. 

Итак, корень зла найден: проблема в мажоритащиках-регионалах. Зададимся следующими вопросами: 

- В какой степени действия мажоритарщиков могут рассматриваться как часть общепартийной политики Партии Регионов? Как они вообще с ней соотносятся?

- Всегда ли заявления мажоритарщиков о том, что они баллотируются «от Партии Регионов» соответствуют действительности?

 - Что вообще представляет собой типичный регионал-мажоритарщик?

- Почему именно регионалы-мажоритарщики выделяются своими нарушениями среди остальных мажоритарщиков?

Как показывает анализ ситуации в округах, общепартийный план по выдвижению мажоритарных кандидатов практически не работает.  Попытки планирования, несомненно, были, но округов оказалось меньше, чем желающих пробиться в депутаты, и претенденты, наплевав на партийную дисциплину, ломанулись толпой, распихивая друг друга локтями. Во многих округах соперничают друг с другом по два, а то и по три кандидата, каждый из которых утверждает, что именно он является самым, что ни на есть, правильным представителем Партии Регионов. Попытки киевского руководства отрегулировать процесс успеха не имеют. 

Это явление стало настолько массовым, что руководство Партии Регионов явно пребывает в растерянности. Налицо потеря управляемости на местах, но признать её публично, да еще перед выборами,  разумеется, невозможно. Вместе с тем, невозможно и отмалчиваться, и уж совсем невозможно отдавать  местным организациям распоряжения, которые заведомо будут проигнорированы.  

По всей вероятности, в верхах партии никто не знает, что со всем этим делать. Сначала партийное руководство пригрозило исключать самовыдвиженцев на одних округах с официальными кандидатами, потом уточнило, что их ждет наказание, неизвестно какое, но очень суровое, а впоследствии ещё раз уточнило, что наказанием будет отсутствие партийной поддержки. Особо своенравных кандидатов из партии иногда все-таки исключают, но это не меняет общей картины.

Не все просто и с «официальными кандидатами», то есть теми, кого поддерживает партия. Со времен последних выборов в Раду ПР сильно изменилась. Тактика поглощения уже сложившихся местных элит с дальнейшей опорой на них на областном и районном уровне, сильно размыла внутрипартийную властную вертикаль. «Регионы» превратились в довольно рыхлую сетевую структуру. Их сила – в количестве чиновников, состоящих  в них, но этом же и их слабость. Внутри самой партии накопилось множество противоречий и конфликтов интересов. Как следствие, значительная часть партийных ресурсов расходуется на внутреннюю борьбу, и если формирование партийных списков еще удается удерживать под контролем центра, то мажоритарные выборы превращаются в свалку «всех против всех».

Вместе с тем, изменилась и оппозиция. Все серьезные игроки: «Батькивщина», УДАР, Свобода, КПУ, «Украина-вперед» - это вертикально организованные структуры,  жестко «заточенные» под конкретного  лидера. Центром противостояния Регионам является «Батькивщина», причем уже сейчас её руководство всячески демонстрирует готовность к  союзам и коалициям. Все это позволяет каждой из перечисленных партий проводить единую политику в масштабе всей Украины – в том числе и силами депутатов-мажоритарщиков. Конечно, и там бывают случаи самодеятельных отступлений от генеральной линии, но только в виде исключения, и, притом, исключения, караемого неукоснительно и быстро. Более того, в последние недели на мажоритарных округах появилась тенденция к межпартийным союзам, когда более слабые оппозиционные кандидаты снимают свои кандидатуры в пользу самого перспективного. 

Рыхлые, разобщенные и неповоротливые регионы не могут противостоять такому натиску. На общепартийном уровне их пропаганда откровенно проигрывает оппозиционерам. На уровне мажоритарных округов партийной политики как таковой нет:  мажоритарщики-регионалы ведут свои личные войны, используя то, что у них есть под рукой. Под рукой у них есть административный ресурс и деньги, и, в качестве довеска – символика Партии Регионов. Да, мажоритарщики-регионалы часто играют очень грубо, большей частью потому, что играют сами. Они не политики – они чиновники и бизнесмены, привыкшие давить противника властью и деньгами. Они в наибольшей степени приближены к этому ресурсу – отсюда и большое число нарушений среди регионалов-мажоритарщиков. И именно это и создает предвыборной образ Партии Регионов, умело демонизируемый оппозицией. 

 

Но можно ли считать мажоритарщиков-регионалов политической составляющей Партии Регионов? Ответ на это вопрос, скорее, отрицательный.

Абсолютное большинство нынешних регионалов-мажоритарщиков десятилетиями кочуют из партии в партию, в зависимости от того, какая политическая сила оказывается у власти. Им нужно быть вместе с властью, чтобы сохранить свое положение в структурах власти, и свой бизнес. Но, вместе с тем, и они нужны любой власти, поскольку именно они, при любых раскладах, будут основой и опорой этой власти на местах: союз регионального (в географическом, а не партийном смысле) чиновничества и бизнеса. Власть может, при желании, потеснить любого их них, поставив на его место своего человека. Но, вместе с тем, разумная и рациональная власть не станет делать это массово, а, напротив,  будет массово ассоциировать этот слой  в свои ряды, поскольку использовать уже сложившуюся и устоявшуюся структуру власти на местах гораздо  дешевле, практичнее и эффективнее, чем создавать новую. Мажоритарщики-регионалы, по сути, являют собой наиболее стабильную и наименее подверженную политическим колебаниям часть государствообразующего слоя Украины. Не слишком симпатичную, при ближайшем рассмотрении, но что поделать – она такова, какова она есть. И если Регионы проиграют эти выборы, все эти люди, не испытав и минутных сомнений,  попытаются мигрировать в новую партию власти. А та, в свою очередь, либо примет их, либо отвергнет – но тогда получит долговременный неуправляемый хаос на местном уровне.  В современном политическом раскладе третьего варианта событий просто нет. 

По сути, в Украине проходят сразу две предвыборных кампании: по партийным спискам и мажоритарная. В кампании, идущей по партийным спискам, уверенно лидирует оппозиция – притом, лидирует по всем параметрам: как по общему уровню активности, так и по уровню «черного пиара» направленного против регионалов, а регионалы, в силу перечисленных выше причин ведут себя пассивно. Мажоритарная кампания, по большому счету, вообще лишена «партийного» лица – партийная принадлежность кандидатов-мажоритарщиков практически не имеет отношения к делу. Здесь идет борьба административных ресурсов и популистских обещаний, не партийные схватки стенка на стенку, а драка по принципу «каждый с каждым». Однако оппозиция успешно использует эту кампанию для компрометации партии власти – и получения преимуществ: прежде всего - в списочной борьбе, и уже во вторую очередь на мажоритарных округах, притом, опять-таки, через компрометацию всех, кто связан с регионалами, без разбора. 

Подобные выборы трудно назвать честными: избирателей сознательно вводят в заблуждение. При этом, оппозицию формально трудно в чем-либо упрекнуть: она ведет игру в своих интересах в рамках установленных правил. Однако эти правила таковы, что неизбежно порождают перечисленные выше искажения, а с ними войну компроматов, нагнетание напряженности в обществе и политическую нестабильность. 

Как можно изменить правила, чтобы избежать всего этого? Очевидно, выборы по партийным спискам и по мажоритарным округам должны проходить отдельно, к примеру, с разницей в два года. Это давало бы ряд преимуществ: состав Рады не обновлялся бы одномоментно, грубые действия местных баронов не бросали бы тень  на партии  в целом, а избиратели имели бы больше возможностей для продуманного и сознательного выбора. Блеск и нищета мажоритарных кандидатов не затмевали бы цветов партийных знамен.

Сергей Чаецкий