Станислав Ежи Лец
Всем правит случай. Знать бы еще, кто правит случаем.
Станислав Ежи Лец
Автор «непричесанных мыслей»

Поздравление от генерального директора ВШП Дмитрия Ефимова с новым, детерминированным годом.

Большая пресс-конферения Путина

Большая пресс-конференция 2017 Владимира Путина глазами ЭИСИ. Как известно этот взляд теперь равен оценке Администрации Президента.

Анатолий Быков

«Патриот России» Анатолий Быков разочаровался в Путине: «он живет на другой планете», честные выборы ему было бы выиграть очень тяжело.

Глава Социал-демократической партии Швейцарии Кристиан Левра вновь предложил признать ислам официальным религиозным течением страны, передает Анадолу.

Собянин уволил Ольгу Белягину

Мэр Москвы Сергей Собянин уволил главу управы Гагаринского района Ольгу Белягину, соответствующее распоряжение опубликовано на портале правительства и мэра Москвы.

Трамп расписал санкции

Президент США Дональд Трамп в пятницу подписал меморандум о распределении между госсекретарем, министром финансов и директором национальной разведки полномочий по применению санкций H.R. 3203 Bill.

Интервью Рамзана Кадырова

Сергей Рябков посмотрел на выборы в США со стороны российского МИДа

Сергей Рябков

Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков — о визите Керри в Москву, выборах в США, межсирийских переговорах и беспорядках в Бразилии

Госсекретарь США Джон Керри был принят президентом Владимиром Путиным в Москве. Основными темами обсуждения стало урегулирование сирийского кризиса и выполнение Минских соглашений. Как отмечают западные СМИ, визит Керри в Москву стал «доказательством того факта, что российский лидер является ведущей влиятельной силой в Сирии». Об итогах переговоров с Керри, Совете Россия–НАТО, а также праймериз в США корреспонденту «Известий» Андрею Онтикову рассказал замминистра иностранных дел России Сергей Рябков.

— Это третий визит Джона Керри в российскую столицу за последний год. Каковы итоги прошедших встреч? С чем связано такое количество визитов?

— Частота визитов и частота телефонных контактов с руководством США в последнее время действительно беспрецедентны. Это связано с характером вопросов, которые мы обсуждаем, и с признанием США, вопреки собственным декларациям, что без России целый ряд крупных и значимых международных проблем решить не получится. Мы приветствуем такое понимание, и переговоры в ходе пребывания Керри в Москве были направлены в том числе на закрепление США именно на этих позициях.

— Джон Керри назвал условия снятия санкций США с России. Можно ли говорить о каком-то изменении позиции Вашингтона?

— Никаких изменений нет. Мы критерии, условия отмены санкций не обсуждаем. США, так же как и Евросоюз, вводили санкции по надуманным, нелегитимным предлогам и основаниям, поэтому вопрос о снятии санкций — это вопрос, адресованный целиком к США и ЕС, а не к Российской Федерации.

— Когда планируется проведение Совета Россия–НАТО? Какие вопросы Москва намерена вынести на обсуждение?

— Мы работаем над повесткой дня возможного заседания Совета Россия–НАТО на уровне послов. Без обоюдно приемлемой повестки дня, то есть без рассмотрения вопросов, которые интересны не только некоторым натовцам, но и нам, мы на заседание не пойдем. Пока вопрос не согласован, поэтому о сроках говорить преждевременно.

— Сейчас в США проходит предвыборная кампания. Как вы оцениваете использование российской тематики в дебатах?

— Это использование идет волнами. Иногда оно затихает, потом возвращается. «Очернительство» и «негатив» — вот два слова, которые можно применить для описания того, что происходит. Многие кандидаты в президенты США и многие люди из их окружения ведут себя как бойцы холодной войны, как наездники на антироссийской риторике. Это вызывает сожаление и не обещает перемен к лучшему в наших отношениях с США после выборов там.

— То есть каких-то надежд вы на этот счет не питаете?

— Я думаю, что шансы и возможности есть. Мы открыты к улучшению отношений и не заинтересованы в конфронтации или в заморозке отношений с США. Но в этом вопросе, как ни в каком другом из всех вопросов текущей международной повестки дня, выбор за Вашингтоном. Это именно тот случай, когда политикам в Вашингтоне надо принять волевое решение и, осознав безальтернативность сотрудничества с Россией по многим проблемам, все-таки сдвинуться в направлении улучшения отношений. Это не от нас зависит. Это зависит от Вашингтона.

— Европу захлестнула волна беженцев, несколько дней назад произошли жуткие теракты в Брюсселе. Все указывает на то, что проблема в сирийском конфликте. Однако этот конфликт начался пять лет назад, а проблема беженцев возникла относительно недавно. И есть ощущение, что трудности, с которыми сталкивается Европа, организуют искусственно...

— Европу захлестнули беженцы не только из Сирии, но и из очень многих стран Ближнего и Среднего Востока, а также Северной Африки. Весь этот обширный регион дестабилизирован в результате непродуманных и ошибочных действий прежде всего западных стран, а также некоторых государств региона. Уйдут годы — если не десятилетия — на нормализацию обстановки. Проблема беженцев, вы правы, возникла не с началом внутрисирийского конфликта, и не с окончанием этого конфликта она исчезнет. Есть много спекуляций и попыток извлечь политические, экономические и иные выгоды из проблемы беженцев. Я считаю, что миграционный кризис — это следствие той политики, которую страны Европы, а также США в качестве лидера НАТО и неформального лидера западной коалиции проводили на Ближнем Востоке. Сейчас путь к нормализации лежит через нахождение политических решений бесчисленного количества проблем, которые охватили этот регион. Россия работает в этом направлении. Мы никогда не использовали текущую ситуацию с мигрантами в своих собственных «узких» интересах. Это против всей логики той политики, которую проводит Москва.

— В Женеве завершился очередной раунд непрямых переговоров между представителями сирийских властей и различными оппозиционными объединениями. Каковы итоги этих контактов? Каково отношение России к прошедшему раунду?

— Мы испытываем осторожный оптимизм. Надо придать переговорам устойчивый характер. Хорошо, что спецпосланник Генерального секретаря ООН Стаффан де Мистура сразу по окончании нынешнего раунда объявил о продолжении переговоров 11 апреля. Есть идеи, наработки, кое-что положено на бумагу.Сейчас важно, чтобы, во-первых, было обеспечено представительство курдов на равных правах и условиях с другими участниками переговоров в Женеве. Во-вторых, важно, чтобы так называемая «Эр-Риядская группа» оппозиционеров заняла более реалистичные позиции и отказалась от попыток выдвигать предварительные условия для продолжения переговоров. Конечно, очень многое зависит и от того, как США и страны Евросоюза поработают, в частности, с Турцией с целью придания более реалистичного характера ее подходу к проблемам в Сирии и переговорам в Женеве.

— МИД и Минобороны России заявили о нежелании США согласовывать документ по контролю за соблюдением перемирия в Сирии. Чем объясняется позиция Вашингтона?

— Эта тема находится в динамике, и дипломатия на то и существует, чтобы заниматься поиском решений имеющихся проблем, а не переводить их в плоскость взаимных обвинений, которые могут усугубить ситуацию. Мы, однако, чувствовали, что США, и в частности американские военные, не очень заинтересованы в том, чтобы наши военные имели возможность решать задачи в соответствии с тем, как они сформулированы Верховным главнокомандующим, а именно — вести в Сирии борьбу с террористическими группировками. Это напомнило нам в очередной раз, что США не отказались от пагубной привычки делить террористов на «хороших» и «плохих». Там много технических и политических нюансов. Такой достаточно сложный момент действительно был. Дипломаты и военные продолжают работать. Думаю, что те или иные решения могут быть найдены — при наличии политической воли со стороны США.

— В Бразилии происходят достаточно бурные события. В отношении президента Дилмы Русеф инициирована процедура импичмента, в стране проходят многотысячные демонстрации. Каково отношение России к происходящему?
— Мы дорожим стратегическим партнерством с Бразилией. Это страна, с которой мы взаимодействуем очень продуктивно в разных форматах, в том числе «двадцатке», БРИКС и на многих площадках ООН. Видим, что во внутриполитическом плане Бразилия сейчас переживает сложный момент. Для нас главное, чтобы все проблемы, которые там могут возникать, решались в рамках конституционного правового поля, без попыток деструктивного внешнего вмешательства.