Симон Боливар
Здравый смысл приходит благодаря опыту, который появляется благодаря отсутствию здравого смысла.
Симон Боливар
1-ый президент Великой Колумбии
Собянин уволил Ольгу Белягину

Мэр Москвы Сергей Собянин уволил главу управы Гагаринского района Ольгу Белягину, соответствующее распоряжение опубликовано на портале правительства и мэра Москвы.

Трамп расписал санкции

Президент США Дональд Трамп в пятницу подписал меморандум о распределении между госсекретарем, министром финансов и директором национальной разведки полномочий по применению санкций H.R. 3203 Bill.

Catalunya not Spain

До запланированного Женералитатом референдума остается совсем немного времени. Напряжение в Каталонии нарастает уже не по дням, а по часам.

Владимир Соловьев

В интернете опубликовали ролик о недвижимости известного телеведущего Владимира Соловьева. Его жилплощадь блогер Алексей Навальный упаковал в «грандиозное расследование». Соловьев ответил тут же ...

Телефонный террор

Телефонные угрозы о заложенных бомбах затронули 45 тысяч россиян. Людей эвакуировали. Правоохранительные органы выезжали с проверками. Многие звонки исходили с территории Украины.

Саакашвили made comeback

Бывший глава Одесской области Михаил Саакашвили в окружении сторонников вечером 10 сентября прорвался на территорию Украины через оцепление силовиков на КПП «Шегини»

Полная свобода выбора

Южная Осетия скоро проведет референдум по вхождению в Россию

Южная Осетия скоро проведет референдум по вхождению в Россию

Президент Южной Осетии Леонид Тибилов рассказал в интервью ТАСС о форме и сроках предстоящего референдума в республике по вхождению в состав России, о дополнительных соглашениях с российской стороной в рамках Договора о союзничестве и интеграции, о положении дел на площадке Женевских дискуссий по Закавказью и планах Цхинвала по развитию.

— Южная Осетия уже заявила о планах провести референдум по возможному воссоединению с Россией. Когда он ожидается? Какие вопросы будут выноситься?

— Эта тема, действительно, озвучена, озвучена и мною, и другими политическими силами, лидерами политических партий республики. Вопрос живет давно, еще наши предки мечтали о том, чтобы войти в состав России.

В 1992 году был проведен референдум, на который выносился вопрос, хотим ли мы войти в состав России. Практически 99% граждан ответили «да». Ситуация, складывающаяся затем в Южной Осетии, в частности, состояние ожидания войны со стороны Грузии, не позволили нам довести дело до конца. Да и у России было на тот период немало своих забот, связанных с развалом СССР.

Так уж получилось, что в 2006 году был проведен еще один референдум, на котором был поставлен вопрос, хотим ли мы быть независимым государством. И снова наш народ, находясь уже в других условиях, ответил «да». Здесь, конечно, речь не шла о том, что мы хотим быть независимыми от той же России. Здесь ставился вопрос относительно Грузии. Но формулировка звучала так, как звучала. Но подсознательно все понимали, что имелась в виду независимость от Грузии. И получается, что результаты двух референдумов практически друг друга исключают.

В этой связи мной 19 октября прошлого года была озвучена соответствующая мысль. Мы видим, в какой тяжелой обстановке пребывает весь мир, это и события на Украине, и события в Сирии, другие проблемы. В целях полностью обезопасить свой народ и свое государство я озвучил, что нам нужно провести референдум о вхождении в состав РФ. Мое предложение было подхвачено практически всеми слоями нашего общества, многие лидеры партий выступили в поддержку такого предложения. С этого периода мной сделаны соответствующие поручения по поводу юридического объяснения или осмысления подходов к данному вопросу.

Мы пришли к тому, что в настоящее время, исходя из ситуации в мире, мы бы не хотели подвергать серьезным политическим рискам нашего стратегического партнера в лице России. Соответственно, мы пришли к выводу, что нам нужно внести изменения в действующую конституцию, в ее 10-ю статью, внести такие изменения, которые бы позволяли президенту обратиться по согласованию с парламентом республики к высшему руководству России по вопросу рассмотрения вхождения в ее состав.

Статья 10 гласит о том, что Южная Осетия вправе вступать в союз с другими государствами и передавать органам союза осуществление части своих полномочий. Мы планируем провести референдум по вопросу дополнения этой статьи абзацами с содержанием, что Республика Южная Осетия вправе передавать осуществление части своих полномочий РФ, здесь мы конкретно указываем Россию, в случае заключения с ней соответствующего договора. А дальше, то, что я уже обозначил, — дать президенту возможность обратиться к руководству России с просьбой о принятии нашей республики в состав РФ. Понятное дело, в качестве нового субъекта России. Естественно, должна иметься возможность при этом заключить с РФ соответствующий договор о принятии республики в ее состав.

Референдум будет внутригосударственной процедурой, это внутреннее дело республики. Мы получим ответ, я на сто процентов уверен, что народ скажет «да», и естественно, пользуясь уже этой статьей, мы спокойно можем обратиться к высшему руководству России. Будем ждать момента, когда звезды могут сойтись. Вот так мы хотим подойти к вопросу референдума, чтобы российскую сторону в политическом плане не нагружать.

Мы уже обсуждаем сроки. Какую-то конкретную дату пока назвать нельзя, но это произойдет уже в недалеком будущем, планируем до августа.

— Вы уже дали понять, что готовы реализовать итоги референдума при положительном раскладе. В этой связи возникает еще один вопрос: намерены ли вы баллотироваться на второй президентский срок в 2017 году?

— Какого-то конкретного заявления я пока не делаю, но это не исключено. Тем более, это позволяет конституция, да и от нашего народа такие пожелания в общем-то исходят.

— На ваш взгляд, не поставит ли крест референдум на попытках организации диалога с Тбилиси, в частности, на площадке Женевских дискуссий по Закавказью?

— Наверное, вопрос проведения референдума станет у наших южных соседей предметом обсуждения. Естественно, что бы мы ни делали по укреплению нашей страны, по укреплению отношений с Россией, все это воспринимается Грузией и ее друзьями в негативном плане. Но нужно считаться с теми реалиями, которые существуют. Сегодня республика развивается непосредственно по своему плану, мы укрепляем свою государственность. В прошлом году мы отметили свое 25-летие.

Мы выбрали путь на сближение со стратегическим партнером в лице России, нас с этого пути никто не свернет. Какие-либо обсуждения, которые могут быть в соседней стране, нас не будут останавливать.

Мы однозначно намерены продолжать участие в Женевских дискуссиях. Мы сторона-участница этого формата, которая считается потерпевшей, и не участвовать нам нельзя. Это на сегодня единственная площадка, где мы могли бы ставить вопросы перед мировым сообществом, в том числе перед Грузией, по тем направлениям, которые нас волнуют. Это касается и безопасности республики, и в целом развития страны.

— Не совсем понятной остается ситуация вокруг будущего армии Южной Осетии. В соответствии с дополнительными соглашениями к Договору о союзничестве некоторые югоосетинские военнослужащие будут приняты в части вооруженных сил РФ, в частности, дислоцированной в республике 4-й российской военной базы. Идет ли речь только о части военнослужащих армии Южной Осетии или же есть возможность, что все они в итоге окажутся в российских войсках?

— Дополнительное соглашение, которое нужно подписать нашим министерствам обороны, практически подготовлено. Последнее заседание рабочих групп проходило 25 февраля в Москве, и стороны достигли понимания в этой сфере в рамках реализации основного Договора о союзничестве и интеграции.
Наша сторона, исходя из того проекта, который был разработан, готова к подписанию. Будем ждать соответствующего сигнала от наших российских коллег.

Договоренность заключается в следующем. Основной договор предусматривает переход отдельных подразделений министерства обороны Южной Осетии в состав вооруженных сил РФ. После подписания дополнительных соглашений будет вестись работа на предмет приема военнослужащих из наших подразделений в состав ВС РФ. В частности, 4-я база, дислоцированная в Южной Осетии, выделена как подразделение, куда перейдут после прохождения соответствующих процедур наши военнослужащие. Военнослужащие, которые перейдут на 4-ю базу, продолжат службу в вооруженных силах России.
Но может случиться так, что некоторые военнослужащие по тем или иным причинам не ответят требованиям, которые сегодня предъявляются для вхождения в состав ВС РФ. Эти военнослужащие остаются при министерстве обороны Южной Осетии.

Хочу проинформировать всех заинтересованных в этом вопросе о том, что республика будет иметь свое министерство обороны, свои вооруженные силы, количество изменится на столько человек, на сколько военнослужащих войдут в состав 4-й базы. Но будет и своя армия. И это ведомство будет государственным органом нашей республики. Этот вопрос обсуждался на высшем уровне, и есть понимание, что Южная Осетия должна иметь свою, пусть немногочисленную армию, но мобильную и боеспособную.

— При таком раскладе возможно ли несение военными республики службы за пределами Южной Осетии, на территории России или в других странах в соответствии с приказами руководства РФ и верховного главнокомандующего?

— Военнослужащие, которые войдут в состав 4-й базы, конечно же, в том числе принимают на себя обязательства служить там, где будет служить 4-я база. Это не государственная тайна и не секрет, служба есть служба. Они должны будут выполнять приказы верховного главнокомандующего России.

— Остаются ли опасения, что Грузия может повторить силовой сценарий в отношении Южной Осетии?

— Прогнозировать — не самое лучшее дело, но нужно учитывать ситуацию, которая складывается в мире. Если брать внешний контур Южной Осетии, по границам, то, конечно, грузинская армия наращивает потенциал, получает серьезную техническую поддержку, вооружение.

Хочу сказать и немного о том, какая работа ведется в рамках Женевских дискуссий. Мы вместе с Абхазией ставим вопрос о том, чтобы Грузия подписала документ о неиспользовании силы против наших республик. И уже в течение долгого времени Грузия уходит от этой ответственности, уходит от подписания этого юридического документа.

Естественно, при таком раскладе мы не исключаем, что Грузия может вынашивать намерения силовым путем решать свои государственные задачи. Поэтому мы должны иметь свою армию, которая должна быть готова к отражению такой агрессии. Мы готовы защищать свою республику.

Наша армия, конечно, и сегодня является немногочисленной по сравнению с армией той же Грузии, но задачи, которые должна выполнять армия, мы готовы выполнить. И в 2008 году наша армия встала на защиту своей родины, своего народа, приняла на себя первые удары. На текущий момент я полностью уверен в том, что наша армия готова защитить свою страну от внешней агрессии.

— Российские специалисты выражали готовность принять участие в разминировании территории Южной Осетии, что явно необходимо после событий августа 2008 года. Есть ли уже какие-то конкретные договоренности на этот счет? Когда могут начаться работы?

— Начиная с конца 90-х годов прошлого века различные участки территории республики минировались грузинской стороной. Наверное, осетины тоже использовали этот метод для противодействия наступлениям с юга. В 2004 году после прихода к власти Саакашвили грузинская сторона прибегала к применению силы против Южной Осетии, республика наша обстреливалась крупнокалиберным оружием. С тех пор на определенных высотах остаются заминированные участки. Только за последний год было несколько случаев, когда наши граждане подрывались на этих минах. На сегодня у нас еще нет минных карт. Но я дал соответствующее поручение нашим ведомствам, в частности, МЧС и министерству обороны.

Мы обратились к руководству МЧС РФ с просьбой оказать нам помощь в вопросах разминирования. Мы имеем дело еще и с тем, что не вся территория Южной Осетии расчищена от руин, которые остались после войны. Ступать на эти территории пока нельзя, есть серьезные риски, люди могут получить увечья.
Эти вопросы я во время встречи с Владимиром Путиным в конце марта обозначил, и тут же было дано указание министру МЧС Владимиру Пучкову, чтобы Южной Осетии была оказана помощь со стороны этого ведомства.

Меня информировали о том, что уже определена специальная группа, которая на днях прибудет к нам и будет составлять соответствующую документацию на предмет того, чтобы провести здесь такие работы по разминированию. Выходим на практическое решение этого вопроса.

— На встрече с Владимиром Путиным было заявлено, что объем поддержки республики со стороны России составит в этом году 8,2 миллиарда рублей. На что пойдут эти деньги? Какие направления будут поддержаны?

— Здесь мы четко должны понимать, что эта помощь идет по двум направлениям. Что касается реализации инвестиционной программы, то это 3,6 миллиарда рублей. Сюда относятся и восстановительные работы, строительство в республике. С большим удовольствием хочу отметить, что в 2016 году мы приступили к строительству жилья для населения Цхинвала, в частности, будут построены более 300 квартир. В администрации города большая очередь, многие люди проживают в тяжелых условиях, это и беженцы, которые еще в конце 90-х годов были вынуждены уйти из Грузии, многие живут еще в так называемых коллективных центрах.

В рамках этой суммы продолжим строительство социальных объектов. Это и здание государственного театра, мы также приступили в этом году к строительству университетского комплекса, продолжим строить дороги.

Большой объем работ проведем по медицинскому кластеру, это и детский реабилитационный центр, хирургический корпус с отделением по такому направлению, как гемодиализ, у нас свыше 20 больных, которые вынуждены два-три раза в неделю выезжать во Владикавказ, в зимних условиях, понятное дело, это очень тяжело. Будем строить также в районном центре Ленингор школу, детский сад, будем менять коммуникации.

С прошлого года в качестве переходящих объектов есть еще несколько домов, которые предусмотрены финансированием, имеется в виду восстановление частных домов, которые пострадали во время войны 2008 года. Мы также планируем восстановление 11 улиц Цхинвала. Даст бог, что к концу 2016 года мы сможем сказать, что восстановительные работы в Южной Осетии подошли к завершению.

800 миллионов рублей из 3,6 миллиарда предусмотрены для развития реального сектора экономики. Здесь тоже имеются серьезные заделы. Мы будем строить завод по переработке мясных продуктов, начинаем посадки фруктовых садов, по линии сельского хозяйства также множество проектов. Естественно, будет оказана поддержка малому бизнесу и предпринимательству.

Остальная часть финансовой поддержки из 8,2 миллиарда идет на зарплаты, пенсии, на содержание бюджетной сферы. Вот таким образом будут распределены средства под полным контролем финансовых органов и руководства республики.

— Планируются ли какие-то проекты по линии «Газпрома»?

— В Москве у нас состоялась хорошая встреча с Алексеем Миллером на предмет того, чтобы Южная Осетия получила дальнейшую газификацию населенных пунктов. В «Газпроме» с пониманием относятся к этой проблеме. Газом, который пришел в Южную Осетию в 2009 году, обеспечивается Цхинвал и буквально 2-3 населенных пункта, привязанных к городу. Основная часть населенных пунктов пока не газифицирована.

Мы заказали у российской стороны разработку генеральной схемы газификации, она уже разработана, и на ее базе мы теперь просим «Газпром» взять на себя задачу газифицирования наших населенных пунктов. Вопросы такие нуждаются в обсуждении на высшем уровне. Но могу сказать, что на высшем уровне мы нашли понимание. Думаю, что в ближайшее время руководство «Газпрома» уже получит соответствующее поручение и сигнал от высшего руководства России.

— Очень многих гостей республики интересует решение логистических вопросов. Есть ли в планах строительство аэропорта в Южной Осетии, а также железнодорожной ветки, связавшей бы Владикавказ и Цхинвал?

— Если говорить о строительстве железной дороги, то тема возникла не сегодня и в определенных кругах она обсуждается. Но это был бы очень громоздкий и финансовоемкий объект. К этому вопросу должен быть специальный подход, и на данном этапе пока думать об этом рано.

Мы имеем единственную дорогу, которая нас связывает с Россией. Она не всегда, особенно в зимних условиях, отвечает требованиям. В свое время в рамках инвестиционной программы при строительстве дорог, скажем, в Ленингорском районе, было предусмотрено строительство вертодромов. Они есть, они могут принимать летательные аппараты такого типа.

А что касается аэропорта, то этот вопрос нуждается в дополнительном обсуждении, но он обсуждается в определенных кругах. В прошлый раз при встрече с представителями бизнес-кругов в Москве этим вопросом у нас интересовались, но пока, конечно, нет движения в этом направлении, но опять же — не исключено.

— В конце марта вы объявили о планах создания национального олимпийского комитета в Южной Осетии. Когда это может произойти? Участвуют ли сейчас спортсмены из Южной Осетии в международных соревнованиях, ожидается ли, в частности, их участие в Олимпиаде в Бразилии?

— Создание такого комитета — тема не сегодняшнего дня, мы уже провели подготовительный этап. Практически по всем видам спорта у нас существуют соответствующие федерации, они активно сегодня работают по спортивным мероприятиям, которые проходят на территории России. Принимаем участие и в мероприятиях в Абхазии. В позапрошлом году наш футбольный клуб принимал участие в соревнованиях в Норвегии, это был чемпионат среди команд так называемых непризнанных стран. Мы там заняли четвертое место. На днях с турнира из Сочи вернулись наши футболисты с первым местом, в нем принимали участие фактически все республики юга России.

Что касается комитета, то работа ведется, и думаю, что мы получим поддержку и в олимпийском комитете РФ. Наш комитет по спорту занимается сейчас этими вопросами.

Комитет по молодежной политике и спорту — это государственная структура, олимпийский же комитет будет во взаимодействии с этим комитетом, но со статусом негосударственной структуры. Эта организация будет продвигать, в частности, вопросы участия спортсменов в международных соревнованиях.

Что касается предстоящей Олимпиады в Бразилии, то несколько ребят, выходцев из Южной Осетии, будут принимать в ней участие в составе сборной РФ, они тренируются в России, у нас есть много чемпионов.