Monkey culture revolution. Сказка от 22.06.2020

Сказка, основанная на реальных событиях. Про “черный” расизм в США и события с мигрантами в Западной Европе. Про место, в которое ведет дорога тотальной толерантности и куда сходятся крайности либерализма и фашизма. Для пытчивых читателей Интернета.

Культурная революция на планете обезьян

 «А из статуй будут урны революции культурной!»

Владимир Высоцкий

- Ой, Деди, а что это происходит в старушке Европе и в Пиндосии?

- А что происходит-то, Марк?

- Ну как – что? В Пиндосии негры и примкнувшие к ним латиносы избивают белых, калечат полицейских, сносят памятники. Ну и хрен бы с ними, Деди, они же от нас далеко. А вот в матушке Европе такой же ужас, да пожалуй еще и похлеще.

- Какой ужас, внук?

- Там, странные люди, не относящиеся к титульным нациям Европы, ведут себя в европейском доме не просто как полноправные хозяева, а как бандиты…

- Я тебя услышал, Марк. Только вот откуда ты все это взял?

- Ну конечно не из наших СМИ, Деди, которые почему-то очень сдержанно описывают эти события, а из интернета. Вот ты мне скажи, во-первых, это правда, и если да, то чем все это закончится? Ты же ведь у нас стратегический аналитик.

- Хорошо, Марк, слушай. Начнем со старушки Европы. Под ее широкую многоцветную юбку сейчас залезли злобные рыжие огромные муравьи и жалят ее во все места, направляясь к причинному детородному органу.

- А что будет, когда они до этого органа доберутся?

- Будет, Марк, совсем не венский вальс, и даже не полька-бабочка, а как говорили в славном городе Одессе, пиздохеншванц, что по-французски означает пиздасьон тоталь. Но Европейцы виноваты сами. Они этот геморрой на свои заплывшие жиром задницы наживали себе сами, причем много лет.

- Это как так, Деди?

- Да очень просто. Европейцы – люди трудолюбивые, хорошие. Но уж очень прагматичные. Их беда в отсутствии стратегического и абстрактного мышления.

Они, Марк, за сегодняшней выгодой очень часто не видят грядущих последствий. Причем исторически они как тот самый дурной пиндосский ковбой многократно наступают на одни и те же грабли. А в последний раз вся эта веселуха с бляхой-мухой началась в конце 70-х годов, когда Западная Германия начала массово завозить к себе рабочих из Турции.

Шли караваны автобусов с людьми, которых они называли «рабсила». Рабсила сначала выполнила свою функцию. Безропотно потрудилась на немецких предприятиях. Многие из приезжих натурализовались.

- Это что за термин?

- Да значит стали гражданами. А потом у них родились детки. И сейчас эти детки уже совсем не малолетки и рубают немцев на котлетки.

- Почему, Деди?

- А что им остается? Во-первых, идет резкое сокращение производства. А, во-вторых, есть более выгодные способы получения дохода, чем честный труд.

- Это какие?

- Их традиционные, уходящие вглубь веков. Наркоторговля, проституция. Причем славные турки дошли до того, что в свои бордели насильно завозят европейских девушек. В общем, красота, лепота, тетя Меркель в полном счастье. На этой навозной куче пышно цветет и дает ядовитые всходы вонючий цветок под названием «толерантность».

И все эти смешные процессы идут по экспоненте с одобрения госруководства европейских стран. В пароксизме толерантности и любви к иноверцам европейские ребятки, умники из умников, и все, как на подбор, отличники, как французская лягушка доквакались до того, чтобы дать всем беженцам европейское гражданство.

Забыли только они одну простую вещь. Лягушки-то во Франции сначала очень красиво поют и квакают, а затем их в пищу употребляют.

И еще не забыть про матушку Европу. Есть еще одна смешная держава, отделенная от континентальной Европы хилым Ла-Маншем, который могучий негр может перекрыть мощной струей, когда очень сильно захочет пописать.

Так вот, в Британии эти славные пришельцы уже не только бьют полицейских, но и стали отлавливать в Лондоне ортодоксальных евреев.

- А это кто такие, Деди?

- Это те, которые ходят в шляпах и с пейсами. Так вот. Эти шляпы и пейсы – яркие разведпризнаки, по которым добрые, милые, пострадавшие от колониальной политики, потомки всяческих не европейских народов хватают, срывают с них шляпы и пытаются выдрать им пейсы.

- Ну и что в этом особенно страшного?

- Страшно здесь то, Марк, что эти милые мигранты уже чистой воды фашисты. Поскольку именно Гитлер обвинил евреев во всех бедах и поставил задачу полного уничтожения всего народа.

Итак, что мы имеем и в старушке Европе, и в Америке?

По Америке. Расизм бывает разный. Как белый, так и черный. И сейчас там в чистом виде черный расизм. А именно: черным можно все – убивать, грабить, жечь полицейские машины. И это не преступление, это – «справедливое возмездие белым американцам за период рабства».

Движение растет и ширится. Негров и латиноамериканцев там очень много. И последствия для Пиндосии предвижу самые печальные. Не забудем, а напомним, что в свое время существовала такая националистическая организация «Черные пантеры». По сути – бандиты и террористы, объединенные, как ты понимаешь, по национальному признаку.

Тогда с ними разобрались. А потом началась глобализация, либерализация, прочая хренатизация и обратного пути у Пиндосии уже нет. Лихо там будет, внучок. Ну, да и хрен с ними. Они далеко, за океаном. Главное, чтобы какой-нибудь вконец омудевший афроамериканец не запендюрил в экстазе борьбы за справедливость в Йеллоустоунский вулкан мощный боезаряд. Ибо тогда кранты наступят уже всей матушке Земле.

Меня гораздо больше беспокоит старушка Европа. Со своими пышными юбками, под которые лезут пострадавшие народы с Ближнего Востока.

- А почему, Деди?

- Да дюже близко они от нас, Маркуша.

- Ну и что?

- А помнишь, я тебе смешную сказочку рассказывал о том, как европейские народы, окончательно испоганив свою территорию, двинулись к нам, в матушку Россию, искать спасения?

- Помню, Деди. А какого рожна им у нас-то делать? У нас тут что, медом намазано?

- Нет, Марк, медом у нас ничего не намазано. Ибо на мед слетаются не только пчелы, но и жирные, вонючие мухи. В законодательном плане наша, как считают европейцы, дикая Россия отличается от цивилизованной Европы одним принципиальным моментом.

- Это каким-таким моментом?

- А вот смотри, Марк. Берем наш уголовный кодекс. И находим там взрослую статью об уголовной ответственности за любые действия или пропаганду различий между гражданами по национальному или религиозному принципу.

- Ну и что это дает?

- А дает это то, Марк, что ни один проживающий в России человек, не входящий в титульную нацию, никогда не сможет творить безобразия прикрываясь своей национальностью, цветом кожи или вероисповеданием. В России преступник, кто бы он ни был, русский, африканец, таджик, узбек и т. д. – прежде всего бандит и преступник. Обрати внимание на публикации в наших СМИ о преступлениях. Там никогда не указывается национальность преступника. И это совершенно правильно. Ибо бандиты национальности не имеют. Бандит – он и в Африке, и на Северном Полюсе, и на Островах Фиджи, всегда бандит.

Вот здесь кроется коренное отличие нашего российского образа жизни от прочих цивилизованных стран, от которого их коробит так, что они аж кушать не могут. Ибо если что-то скушают, то у них от возмущения кишки заворачиваются и наступает запор. Запор ведет к отравлению мозгов. И вот они, бедолаги, после присоединения Крыма так нас ненавидели, так ненавидели, что запор у них перешел в хронический и, соответственно, все то, что должно выходить из ануса, захреначило им в мозги. И результат такого мозгового штурма организма мы сегодня наблюдаем.

Угандошивают, Марк, они себя ускоренными, прямо таки революционными темпами.

- И ты что, этому радуешься, Деди?

- Да ни одной секунды, Марк. Огромная часть России находится на европейском континенте. У нас общий дом. Вот ты представь: ты живешь в своей квартире с папой и мамой. А снизу, сверху и сбоку вас окружают сумасшедшие дяди и тети из других квартир. И что ты будешь делать?

- Как что делать - вооружаться, вооружаться и еще раз вооружаться, дабы не дать порушить свой дом!

- Правильно рассуждаешь, Марк. Вот именно этим наша матушка Россия сегодня и занимается...