Враги народа. Сказка от 29.07.2020

Сказ Сергея Аксенова о «врагах народа», обосновавшихся в правительстве. Складывается ситуация, когда инициативный дурак опаснее врага. О вносимых от лица Минфина поправках в Бюджетный кодекс в ст.46 и 146. Для пытчивых граждан России, понимающих, что такое презумпция невиновности.

Враг народа в Минфине?!

«Дорогие коллеги, а не рановато ли мы отказались от понятия враг народа?»

Председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов на совещании в узком кругу

«Мало мы еще, все-таки, товарищи, расстреливаем, мало!»

Иосиф Сталин, 1934 г.

«Ну и что вы предлагаете? - Отобрать у них все и поделить к чертовой матери!»

Шариков, «Собачье сердце»

- Ну что Марк, у тебя за бумажка? Опять Деду какое-нибудь дерьмо приволок?

- Деди, я ни в чем не виноват. Это ведь наши чиновники кроме этой субстанции ничего не производят.

- Это как так?

- Да вот так. Они жрут и гадят, жрут и гадят.

- Ну ладно, давай свою бумагу. Что у нас тут?

«Минфин готовит поправки в бюджетный кодекс, который даст право изъятия»... Язык сломаешь. Марк, объясни попроще, что вообще это министрество предлагает?

- Оно, Деди, предлагает гениальный ход. Без суда и следствия конфисковывать денежные накопления граждан и их недвижимость, если, слушай сюда, «граждане не сумели доказать, что они получены законным путем».

- Ну что, Марк, услышал. Начинаю думать. Сам-то ты что по этому поводу соображаещь?

- А я думаю, Деди, что они, $уки рваные, совсем разума лишились.

- Марк, что за непарламентские выражения? А если сформулировать более корректно?

- А более корректно  я тут прикинул, кого это не коснется. Это ни разу не коснется ни одного из наших олигархов по вполне понятным тебе причинам. Согласен?

- Согласен.

- Это никак не затронет руководителей наших многочисленных государственных корпораций и банков. Ибо зарплаты они себе установили мама не горюй. Согласен?

- Согласен.

- И это никак не коснется наших замечательных, милых, изголодавшихся до полного опухновения рож чиновников, которые неустанно трудятся на наше благо и почти никогда не спят.

- Это почему, Марк?

- Ну, Lеди, ты же сам знаешь, какие у них официальные зарплаты. Ну и наконец, это никак не затронет наши беспредельно честные и бескорыстные следственные органы, где изголодавшийся Захарченко наваял себе столько денег, что их до сих пор сосчитать не могут.

- Это как же так?

- Ну как же, они ведь проверяющие. А кто же будет проверять проверяющих? В общем и целом ты со мной согласен?

- Увы, да, Маркуша. И как тот самый прокурор могу еще и добавить.

- Ну так начинай ожеребляться, добавляй уже.

- Сели на наш пролетарский паровоз, дернули за гудок и поехали! Давай для начала бросим наш взгляд за границы нашей матушки России. Что мы видим? Неистовые борцы за права человека и гуманистические ценности как те самые вороны, которые пытаются срать на купола колокольни на Ивановской площади в Кремле уже не знают, какую бы еще вонючую жидкость вылить на голову нашего Президента.

А то они все льют да льют, и все, что вылили пахучее и красивое, им обратно в морду летит. А здесь, Марк, на сие, на мой взгляд, абсолютно идиотическое и вражеское предложение, никто из внешних правозащитников ни разу не пикнул и не пукнул. Тебе не кажется это странным?

- А что тут странного, Деди?

- Ну как, с их западной, сильно демократической точки зрения, это нарушение основополагающего юридического принципа.

- Это какого?

- Презумпции невиновности.

- Ну да, согласен.

- Это первое. Деньги планируется направить в Пенсионный фонд. Цель вроде бы благая. Но выглядит она уж больно по-пролетарски: у одних отобрать, а другим – отдать.

- А почему ты думаешь, Деди, что все-таки отобрать?

- Ну же, Марк? Инициатива неустановленного нами, как ты выразился, лица $учьей породы из Минфина, внесшего данное предложение, не предполагает срока давности. А посему, цитируя нашего же государя, и зная, как работает наша бюрократия, хочу отметить, что обираемые замучаются пыль глотать, собирая бумажки и доказывая, что они не верблюды.

Ну что, поддадим пару и двинемся дальше на нашем паровозе. По кому это ударит в первую очередь? По немногочисленным выжившим в эпидемию бизнесменам и так называемому среднему классу, который, по словам нашего Президента, должен составлять костяк государства и являться одной из главных скреп. И вот какие-то неустановленные нашим следствием типы хватают эту скрепу своими погаными пальцами и пытаются из рук государя выдрать. Как мы уже заметили выше, при полной молчаливой поддержке нежно нас любящего Запада.

Как ты считаешь, Марк, странно все это выглядит?

- Да нет, Деди, по-моему, вполне логично. Вот смотри, что я здесь своим детским умишком уразумел. Мы сумели достойно пройти этот смешной коровий вирус. Положение у нас гораздо лучше, чем у Пиндосии, которая себя позиционирует как наш главный противник. В Европе разброд и шатание. И еще неизвестно, останется ли она единой и неделимой.

Вроде бы все в России стало налаживаться, но... Что дальше произошло, Деди, расскажика-ты мне.

- А дальше, Марк, произошли какие-то странные и непонятные мне вещи. Полыхнул Дальний Восток и в прямом, и в переносном смысле. И леса горят, и народ бурлит. Неустановленные нами, опять-таки, неизвестные гениальные стратеги успешно тушат пожар, заливая его бензином.

Стратеги забыли еще одну смешную вещь. Население, конечно, там меньше, чем в Нью-Йорке. А вот количество нарезного боевого оружия, я думаю, не меньше.

- С какого-такого бодуна?

- С двойного. Там кругом тайга, ее хозяин – наш национальный символ, и соваться в тайгу без боевого карабина сильно не рекомендуется. А второй бодун-скрепун – это огромная масса трофейного оружия, оставшегося со времен войны. Не забудем также, Маркуша, что несколько лет назад там лихо поураганили гребаные борцы за справедливость, так называемые «приморские партизаны», народные мстители. Отлавливали их долго и мучительно. Слава яйцам и серым зайцам, все-таки отловили и осудили. То есть, на Дальнем Востоке, как мы с тобой определились, у нас все не совсем здорово.

Возвращаемся в стольный град Москву, где продолжается неистовая замена прошлогодних бордюров на новые и еще более лучшие.

- Деди, а бордюры-то здесь при чем?

- А вот эти бесконечно меняемые бордюры сильно злят остальную Россию, которая немыслимо шикует на зарплаты порядка 20 тысяч рублей.

- А ты откуда такую цифру взял?

- А это средняя зарплата пожарного, который в огонь идет, людей спасать. В общем ситуация слегка поднапряглась. И тут вдруг на ровном месте нате-здрасте на московских улицах начались разборки с использованием бит, огнестрельного оружия и колюще-режущих предметов между представителями двух народов. Называть народы не будем, дабы не попасть под уголовную статью.

И как-то это вот так смешно и непринужденно совпало с закрытием в Турции Софийского собора и совместными маневрами этого члена НАТО, на минуточку, и Азербайджана.

- Ну и что ты по этому поводу думаешь, Деди?

- Да как-то, Маркуша, начинает попахивать махновщиной и троцкизмом одновременно.

- Это как?

- Да просто. Махновщина – это Гуляйполе, полный бардак и отсутствие власти, а троцкизм – всех выстроить в шеренгу, все поотбирать, все поделить, при этом командирам – золотые портсигары с алмазами, а бойцам – кисеты с махоркой. И все довольны и счастливы, пляшут и поют.

Но возвращаемся к той пахучей бумажке из Минфина, которую ты мне приволок.

- И что ты, Деди, думаешь?

- А с учетом всего вышеизложенного, Марк, приходит мне в голову совсем невеселая мысль, что в окружении нашего государя, которого я лично глубоко уважаю и ни в чем нехорошем не подозреваю, окопались, как ты непарламентски выразился, вонючие и злобные $уки. И не в смысле добрых песиков женской национальности, а в уголовной коннотации.

- Как это может быть?

- Видишь ли, Марк, за нашу лихую историю у нас очень много народа из разных слоев общества, в том числе весьма образованных и лояльных, прошло через лагеря. А “суками” там именовали тех, кто предал своих и пошел в услужение к противнику. Тогда противником была лагерная администрация, а сейчас противник у нас внешний и внутренний.

- Это как?

- Ну, в отношении внешнего ты и так все понимаешь. А внутренний – это те самые либерасты первой волны, которые ну никак не могут успокоиться, поскольку народ, проголосовав за новую Конституцию, лишает их последних рычагов влияния на власть.

- Тогда что делать-то, Деди?

- Сложно сказать, Марк, ой как сложно. Но, может быть, действительно глубоко вдохнуть, задержав дыхание, спокойно выдохнуть и подумать над мыслью весьма достойного человека Юрия Андропова, которую он давным-давно высказал своим ближайшим соратникам?