Медведев отвечает на вопросы

Президент РФ в прямом эфире отвечает на вопросы представителей пяти телеканалов - "Первого канала", ВГТРК, НТВ, РЕН ТВ и "Дождя".

Президент РФ Дмитрий Медведев в четверг в полдень в прямом эфире ответил на вопросы российских телеканалов. В этот раз вопросы главе государства задавали представители пяти каналов - "Первого канала", ВГТРК, НТВ, РЕН ТВ и "Дождя". Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова воздержалась от объяснения причин решения расширить количественный состав телеканалов, журналисты которых интервьюировали Медведева. Ранее президент традиционно в конце года давал интервью руководителям трех российских телеканалов - "Первого", ВГТРК и НТВ. Эта телепередача выходила в эфир в декабре.

Однако "Итоги года с президентом России", планировавшиеся на декабрь 2011 года, было решено перенести на весну 2012 года. Тимакова тогда пояснила журналистам, что сроки сместились, поскольку глава государства дал большое интервью трем телеканалам после сентябрьского съезда "Единой России", а в декабре выступил с посланием Федеральному Собранию. Поэтому, как сказала в декабре пресс-секретарь президента, "ни добавить, ни прибавить сейчас нечего". В связи с этим, отметила Тимакова, встречу с тележурналистами решили перенести на весну и сделать ее как подведение итогов четырехлетнего президентства.

Ключевые фрагменты интервью Дмитрий Медведева:

- "Я считаю, что мы действительно продвинулись в плане развития гражданских свобод. Да, кому-то это движение кажется робким, а кому-то, наоборот, запредельным, типа не надо так далеко идти, и так все хорошо было. Но, на мой взгляд, мы продвинулись, и продвинулись серьезно. Давайте спросим у людей, которые выходили на разные площади - свободны они или нет. Не важно, за кого они - за белых, за красных, за синих. Я абсолютно уверен, что подавляющее большинство из них скажет: Да, я свободен, потому что я стою здесь, у меня есть своя позиция, мне многое не нравится или, наоборот, практически все нравится, не смейте это трогать, но я свободен".

- "Для многих чиновников отставка страшнее, чем ответственность. Поэтому я считаю, что и отставки должны быть мерой реагирования государства на те или иные проблемы".

- "Что касается ответственности министра внутренних дел, то он, конечно, несет полную ответственность за состояние дел в МВД, и он это прекрасно понимает, он отвечает за проведение реформы, как и я отвечаю, как президент страны, как Верховный главнокомандующий. Если за каждый проступок отправлять в отставку министра, система упрется в коллапс".

- "Число регистрируемых и расследуемых коррупционных преступлений с каждым годом растет. Сейчас в производстве Следственного комитета 17 тыс. преступлений коррупционной направленности, по которым проходят чиновники ... Считать, что ничего не делается - было бы большим преувеличением. Но, если говорить о результатах, здесь я с вами соглашусь - результаты скромные. Почему? Скажем откровенно, потому что чиновники - это корпорация, они не очень хотят, чтобы в их дела вмешивались".

- "Борьбу с коррупцией должно вести государство, как во всем мире, а мы как граждане должны государству в этом способствовать ... Опираться на социальных активистов и можно, и нужно, только я бы ни в коем случае не рекомендовал бы из кого-либо делать икону. Потому что кто-то из таких активистов это реальные борцы с коррупцией, которые движимы абсолютно альтруистическими побуждениями, а для кого-то это политическая программа, а иногда, по сути, политическая авантюра".

- "Ответ на вопрос про Ходорковского и других коренится, собственно, в ответе на предыдущий вопрос - без обращения не может быть рассмотрения. Это моя твердая позиция ... Если говорить о признании или непризнании вины, то этот факт основан на указе президента, и в этом смысле я всегда говорил, что глава государства вправе отступить от собственного указа, когда считает это правильным".

- "Оборона и безопасность всегда будут в числе приоритетов государства и моих приоритетов, если мне доведется дальше работать на соответствующих должностях".

- "Сейчас у нас происходят изменения в системе комплектации армии. Я считаю, что правильные изменения. Смысл их вот в чем: где-то через шесть лет мы должны выйти на такой уровень комплектации, когда 85% тех, кто служит в армии, это будут лица, принятые по контракту".

- "Я считаю, что в масштабах страны никакие существенные фальсификации (результатов выборов - ред.) невозможны. Есть законы больших чисел, поэтому тот результат, который достигается, всегда отражает волю народа".

- "Есть искренний протест, а есть хорошо просчитанная политическая оппозиция. Я никого не осуждаю - но голодные игры напомнили мне довольно посредственный голливудский блокбастер".

- "Мы не обмениваемся постами (о ситуации в тандеме - ред.). Я понимаю, что для целей политологии и журналистики - это нормальная конструкция. Но для того, чтобы чем-то обменяться, нужно сначала это получить ... "Так вот, пост президента Путин завоевал в борьбе и получил весьма весомую поддержку людей".

- "Эту партию ("Единую Россию" - ред.) можно и нужно менять. Поэтому перспективу "Единой России" я рассматриваю как сильную центристско-консервативную силу, которая должна быть в такой стране, как наша".

- "Если такое предложение - возглавить партию ("Единую Россию" - ред.) - ко мне поступит, а действующий председатель его озвучил, я от него отказываться не буду".

- "После перехода на цифровое вещание государству на всех уровнях необходимо будет определиться с количеством - государственных средств массовой информации ... На мой взгляд, их много, и, на мой взгляд, необходима реорганизация государственной сети".

- "Цензура, напомню, у нас Конституцией запрещена, и если она где-либо появляется, то это повод для государственного вмешательства".

- О ситуации с Pussy Riot: "Как глава государства я не буду комментировать юридическую сторону, потому что идет следствие, и я всегда старался избегать юридических комментариев, во всяком случае, до того, пока нет обвинительного или оправдательного приговора ... "Если говорить о моей позиции как воцерковленного человека, я скажу очень аккуратно, чтобы никого не обижать. На мой взгляд, участники того, что было сделано, получили ровно то, на что рассчитывали". На вопрос журналистов, имеет ли он в виду тюремное заключение, президент пояснил: "Популярность".

- "Я никогда не придерживался позиции, что люди, которые выходят куда бы то ни было, настроены "обкомом", или "горкомом", или еще кем-то ... Это несерьезно, можно настроить двух, трех, пятерых человек, 25 человек, 500, но невозможно настроить большее количество людей. Касается ли это людей, которые протестуют против власти или выходят голосовать и поддерживать власть".

- О ситуации с ПРО: "Вопрос не закрыт, он должен быть решен. Надеюсь, что мы сможем двигаться по нему в ближайшие годы. Есть еще пять-семь лет для окончательных решений".

- "У нас, у меня лично, у моих друзей, партнеров, товарищей, уверен, у всего нашего народа нет никакой антипатии к Грузии. Наоборот, Грузия - близкая нам страна, грузинский народ нам близок и дорог. И мы его, кстати, спасали неоднократно, что бы там ни говорили отдельные политиканы в Грузии ... Саакашвили - пустое место. Ноль. Рано или поздно он уйдет из политической истории, а любой другой лидер страны, который там появится, - мы готовы с ним выстраивать отношения, восстанавливать дипломатические отношения, идти так далеко, как они будут готовы".

- "Я могу сказать только одно: это мое намерение, и оно абсолютно совпадает с намерениями избранного президента Владимира Путина - весьма существенным образом обновить действующий состав правительства".