ЦРУшник на службе у Гайдара. Сказка от 25.02.2020

Советский дипломат Сергей Аксенов продолжает серию «Вечерние сказки для внуков и их родителей». Эта сказка про настоящего малыша-плохиша и агента ЦРУ, который работал в правительстве Гайдара и готовил то, что мы получили в 90-х. Для пытчивого читателя.

Мальчиш-плохиш – стукач из ЦРУ – на службе правительства Гайдара

- Ой, Деди, наши пацаны в детском саду, услышав твою повесть о том, как гадкие ЦРУшники пытались обидеть нашего посла, вскипели своим возмущённым детским разумом, и думают: а не создать ли нам детскую «Молодую гвардию», дабы защищать мать нашу, Россию, от злобных пиндосов. Дабы это желание укрепить, поведай-ка что-нибудь ещё на данную тему.

- Ну хорошо, внучок. Только для этого придётся сильно перескочить по времени назад.

Итак, Марк-евангелист, слушай и запоминай.

Москва, Россия. 1992 год.  Ещё более точно - Старая Площадь.

После трагического краха Советского Союза администрация Президента и Правительство России переехали в комплекс зданий на Красной Площади, а также в Кремль.

Как ни странно, все разместились, и локтями в коридорах не толкались. Я тогда работал в аппарате государственного секретаря РСФСР и мы, сотрудники администрации, тесно взаимодействовали с организацией, которую теперь именуют «правительством Гайдара».

У меня возник какой-то технический вопрос, связанный с экономикой,    и гайдаровские помощники сказали мне позвонить по «первой вертушке» номер NN-NN, отметив, что по этому телефону находится глава группы советников, работающих с российским бюджетом.  А АТС-1 на то время была самая «высокая» форма закрытой связи с весьма ограниченным кругом абонентов.

Звоню. Трубку снимает и ответствует до боли и пролетарской ярости знакомый голос.

- Деди, чего-то я не понимаю. Во-первых, пока ни разу не интересно, а, во-вторых, как ты можешь по голосу человека идентифицировать?

- Не торопись, Марк, сейчас тебе будет так же интересно и весело, как и господину Гайдару, и тогдашнему руководству нашей госбезопасности.

А что касается голоса, поясняю. Есть у меня такая особенность: я голоса людей запоминаю раз и навсегда, и могу по ним идентифицировать человека.

Вот с этого-то самого места, внучок, и начинается самая веселуха и полька-бабочка блохи, танцующей на плексигласе.

По первой АТС я узнаю голос своего давнего знакомца Андерса Ослунда. А история этого субъекта такова.

Жил да был шведский дипломат, ярый русофоб, прекрасно знающий русский язык. Он начал вышивать могильными крестиками, ещё работая в шведском посольстве в Варшаве во времена расцвета «Солидарности».

- Деди, а почему крестиками-то?

- А потому, внучок, что он уже тогда предложил свои услуги ЦРУ в качестве добровольного помощника, а по-нашему, по рабоче-крестьянски, выражаясь, банального стукача.

Американцы всегда и везде работали жёстко. И вышеозначенный стукач поураганил там сильно. Затем, в начале 80-х, он нарисовался в шведском посольстве в Москве, где и познакомился с нами, советскими дипломатами, ведущими Швецию.

Свою совместную с ЦРУ активность он в Москве не только не прекратил, но и довёл нас всех, и МИД, и контр-разведку, до точки кипения. Ибо был не просто де-факто американским внештатным шпионом, но и клиническим русофобом. А работать в стране, и ненавидеть живущих в ней людей, весьма чревато.

Закончилось все это для него тем, что МИД СССР вызвал шведского посла и указал ему на деятельность первого секретаря господина Ослунда, несовместимую со статусом дипломата. Его высылки мы тогда не потребовали. И поступили правильно, ибо через некоторое время шведы, которые тогда к нам относились намного приличнее, чем сейчас, сами откомандировали его в Стокгольм.

При этом в шведский МИД на работу его не взяли, ибо, как выяснилось, ЦРУшным стукачом он заделался по собственной инициативе.

В дело, внучок, в том, что несмотря на все тёплые отношения шведов с пиндосами, у них в стране тоже есть свои секреты. И такой казачок-стукачок им на госслужбе был на хрен не нужен.

Далее этот добрый человек объявил себя экономистом мирового масштаба, и пошёл работать в одну из многочисленных финансируемых американцами организаций, которые якобы занимались проблемами мировой экономики. И вот таким образом, через пиндосов, с которыми некоторые наши руководители тогда осуществляли глубокий поцелуй взасос, он и оказался в Москве.

Итак, возвращаемся к телефонному звонку. Опознав сего субъекта по голосу, я называю его вслух по имени, он не возражает. Говорю, не представляясь: а в каком кабинете вы дислоцированы? Называет номер комнаты. Тут же, на Старой Площади, недалеко от моего кабинета.

Я кладу трубку «первой вертушки», и бодрой рысцой, а не как Штирлиц, медленно и размеренно ходящий даже по коридорам гестапо, несусь в означенный кабинет. Открываю дверь, и обнаруживаю красавца за рабочим столом. На столе документы по всем статьям российского бюджета, включая оборону. С подробной раскладкой, на какие цели и какие суммы предполагается употребить. На отдельном столике - батарея телефонов спецсвязи: АТС-1, АТС-2, закрытая внутренняя связь бывшего ЦК. Я думаю: ни хрена себе, еще и ВЧ - правительственная междугородняя связь.

Узрев меня, фигурант уронил нижнюю челюсть аж до галстука и, судя по запаху, чуть-чуть подпукнул. Здороваться за руку с ЦРУшным стукачом я не стал. А сделал следующее.

Вернулся к себе в кабинет, позвонил хорошему уважаемому человеку, директору ФАПСИ Старовойтову, было у меня такое право, и проинформировал его об увиденном, попутно обрисовав яркий жизненный путь этого господина.

На том конце провода услышал длинное замысловатое народное выражение по поводу порядков в администрации и правительстве, и услышал, как нажав селектор, Старовойтов дал указание на немедленное отключение названных мной номеров спецсвязи.

Далее я поднялся на пятый этаж, и пошёл к Гайдару, который обосновался в кабинете генсека ЦК. У и.о. премьера в приемной, как всегда, толпа народа, ждут доступа к телу. Ну а мне при всем уважении к ныне покойному, на субординацию плевать. Ибо у меня свой начальник, и его реальная власть тогда была несоизмерима с гайдаровской. Нагло, но спокойно, вваливаюсь в кабинет. Егор Тимурович сидит за столом, заваленным бумагами. На широкой заднице в кобуре - ПСМ, рядом с ним какой-то бородатый тип, посетитель.

Пока Гайдар не успел возмутиться, прошу посетителя выйти на хрен вон, и вернуться, когда я его позову. Обалдевший дядя хватается за бороду и в ужасе пулей вылетает из кабинета.

Гайдар на меня кричит: - Ты чего творишь?!

Я в ответ: - Егор, творю не я, а твои охреневшие в пароксизме демократического экстаза гребаные помощнички.

Егор закатывает глаза к потолку, пытаясь осмыслить выданную мной тираду. И уже спокойно спрашивает: - Чё случилось-то? Земля наткнулась на небесную ось и нам всем кранты?

Я в ответ: - Хуже, Егор Тимурович. У тебя в качестве советника с допуском к документам российского правительства работает установленный ещё КГБ СССР американский шпион. Что делать-то будем? Я готов накатать докладную Коржакову. Он ее прочитает и обязательно покажет Президенту.

Мой собеседник задумался: - Ты точно уверен?

Я в ответ: - Егор, набери сам, прямо сейчас, начальнику нашей контрразведки, и задай вопрос по означенному фигуранту.

Гайдар снимает спецкоммутатор, заказывает Лубянку, задаёт вопрос по моему шведскому другу, и после небольшой паузы на том конце провода получает положительный, в смысле отрицательный, по данному типу, как личности, ответ. 

Смотрит на меня и говорит: у меня к тебе просьба. Сделай так, чтобы этот господин уехал, только чтобы это было не жёстче, чем при Советском Союзе.

Я начинаю ржать и говорю: - При Советском Союзе, он, с учетом того, что в данный момент не является аккредитованным у нас иностранным дипломатом, сидел бы уже в Лефортово и давал бы признательные показания. Потом бы мы этого гада осудили, и обменяли бы на кого-нибудь из наших. Ну что, -говорю, - вопрос закрыли?

- Закрыли,- говорит Гайдар.

- Стрелять в меня из своего ПСМ не будешь?

- Не, не буду. У него, заразы, затвор очень тяжелый, Хрен передернешь.

Я в ответ: - Вот и не надо. А вообще, ты бы его от греха подальше снял бы с пояса и спрятал в сейф.  С тобой же охрана вооруженная ездит. Ну что,- говорю,- бородача-то звать?

- Да ну его на хрен, - отвечает Гайдар,- Он мне уже весь мозг вынес.

- Ну ладно, тады покедова!

- И тебе не хворать, - ответствовал Гайдар.

- Ну а что дальше-то было, деди?

- А дальше, Марк, все, как положено по процедуре.

Нашего шведского друга убрали из правительства. Попросили в России не задерживаться. И пошлепал он к пиндосам в научный центр Патона, где сидит, пишет идиотические прогнозы о том, как Россия завтра накроется медным тазом и исходит вонючей жидкостью в сторону нашего Президента. Но жидкость эта до России не долетает, а оседает на просторах Атлантики, от чего там периодически рыба дохнет.