Мертвый сезон. Сказка от 14.07.2020

Сказка про известного ученого-ядерщика, который думает о необходимости создания «человека служебного», подразумевая служение Родине, но незаметно скатывается к методам Аненербе прошлого тёмного XX века. Для пытчивых исследователей человеческих душ.

Мертвый сезон

«Есть страшное деяние – сделать раба господином. Страшнее него только сделать рабом свободного человека. Оба деяния караются усекновением головы».

«Четыре негра шли, сгибаясь под тяжестью огромного блюда, на котором был паштет из соловьиных языков».

Из спецкурсов по дохристианской философии и гибели империй.

Марк ворвался к деду, волоча двумя руками обоюдоострую катану в ножнах, при этом истошно вопя: «Смерть бабаям! Слава России!». На груди у него на шнурке болтался планшет.

- Марк, дорогой, что это тебя так понесло?

- Ну как же, Деди, шарил я тут по интернету, и дошарился до цитат дедушки Михаила Ковальчука. 

- Хорошо, дай-ка и я взгляну, что тебя так возбудило.

«Сегодня возникла реальная технологическая возможность вмешательства в процесс эволюции человека. И цель – создать принципиально новый подвид Homo sapiens “служебного человека”. Свойство популяции служебных людей очень простое: ограниченное самосознание, когнитивно это регулируется элементарно, мы с вами видим, это уже происходит. Вторая вещь – управление размножением, и третья вещь – дешевый корм, это генно-модифицированные продукты. И это тоже уже все готово. Значит, фактически, сегодня уже возникла реальная технологическая возможность выведения служебного подвида людей».

«Необходимо найти такие организации, которые должны управлять течением мысли в конкретных направлениях, так же как В.И. Ленин управлял течением мысли».

- Что же ты, Марк, ты мне притащил старье, которое уже окаменело, как какашки нашего славного добермана Годрика? Первое высказывание – это 2015 год. Второе, про течение мысли, это 21 января 2016 года на заседании Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию.

Путин на сие замечательное предложение ему врезал в том смысле, что уже пытались мы управлять течением мысли, и заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россия. Она и рванула потом.

- Погоди, Деди, это еще не все какашки. Вот тебе заявление сего господина от 4 июня сего года в радио-эфире Владимира Соловьева:

«Сейчас произошло колоссальное развитие технологий, и люди становятся в таком количестве не нужны. Вирус – что происходит? У нас высокая смертность для людей старшего возраста, то есть они наиболее уязвимы – раз, и второе – для люмпенизированной части. У нас огромное количество пенсионеров. Это десятки процентов, их надо содержать, кормить, поить пожилых, а они никому не нужны, и зачем продлевать им жизнь? Это бесчеловечно, ужасно, но мы должны это понимать. В этом смысле эта эпидемия – она их убирает. Мир очень сложен, но видно, что он изменился радикально, и люди в таком виде и в таком количестве ему не нужны».

- Ну что, Деди, прочитал?

- Прочитал. И что?

- Ну, для начала, кто это такой?

- Марк, это наш великий ученый. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Руководитель известного Курчатовского института. Членкор Российской академии наук. Естественно, доктор, профессор. Из очень приличной ленинградской семьи. Его папа, Ковальчук, профессор, заслуженный деятель науки, специалист по истории блокады Ленинграда. Мама в девичестве Мирьям Абрамовна Виро, тоже ученый, тоже историк.

Чего ты так возбудился-то? И зачем катану приволок?

- Почему возбудился? Эти лихие высказывания вообще похожи-то на что?

- Ничего ты Марк, не понимаешь, в замысловатом течении, а также прыжках и заскоках мысли в мозгах великих ученых. Вот смотри: в свое время был такой замечательный фильм «Мертвый сезон». Прототип главного героя, советского разведчика, – однокашник твоего прадеда Конон Молодый. 

А сюжет там следующий. Великий немецкий ученый во времена Великой отечественной войны долго думал и пришел к выводу о необходимости исправить человеческую природу.

- Как?

- Да очень просто. Подправить, как он считал, грубые ошибки, совершенные Всевышним.

- И что он хотел? 

- Хотел он создать людей с узким функционалом. Например: человек-ткач, человек-токарь, человек-мыслитель. 

- Как же это сделать?

- Да очень просто. Оборудовал в одном из концлагерей лабораторию, ему приводили заключенных, и он проводил над ними опыты, применяя биохимическое воздействие на головной мозг. Добился очень хороших результатов. А тут раз – и наша Красная и непобедимая водружает красный флаг над Рейхстагом, и австрийского ефрейтора, тоже большого ученого и отца нации, как бешеную собаку пристреливает собственный адъютант.

Однако для нашего великого ученого история на этом не закончилась. Он перебрался в одну из европейских стран, где и продолжил свои исследования. И тут у него на пути встал Конон Молодый, так показано в фильме, и жестко и некорректно надавал ему по харе так, что сей ученый, по-моему, отправился в ад.

А посему, Марк, ученые – это ж такая особая категория людей, которых нельзя сравнивать с нами, обычными хомо сапиенсами. Надо понимать, что многие вещи они делают просто для саморазвития, из чисто научного интереса. И, как говорил герой замечательного фильма «Операция “Ы” и другие приключения Шурика»: «Теперь с людьми надо помягше, на вещи смотреть поширше».

- Деди, это с какого такого перепугу смотреть поширше на человеконенавистнические высказывания? Если мне не изменяет моя детская память, подобного рода заявления вообще подпадают под одну из статей нашего Уголовного кодекса.

- Ну, с Уголовным кодексом ты это палку перегнул. У нас ведь за намерения не судят. А с другой стороны, Марк, дедушка Сталин с тобой бы, наверное, согласился.

- Это почему, деди?

- А потому что он постоянно повторял своим ближайшим соратникам: «Делайте, что угодно, только не оставляйте никаких следов в виде документов». Но наш великий ученый, хоть и сын большого историка, историю, видимо, учил не очень хорошо. И с означенным высказыванием Отца народов не знаком.

- Ты так думаешь?

- Да, Марк, ведь иначе он бы не сказал то, что сказал. Ибо, как говорится на Руси, слово – не воробей, вылетит – не поймаешь.

- Значит, Деди, эти высказывания тебя все-таки смущают?

- Конечно, смущают, Марк. Ты ведь знаешь, что в нашей семье, защищая Россию и мир от фашизма, погибли  мой дед, моя бабушка, родные братья моей бабушки, у матери твоей бабы во время блокады умер родной брат, а ее саму с тяжелой формой туберкулеза жена летчика Чкалова вывезла в Москву и еле выходила, отец мой в битве за Москву получил тяжелую контузию.

Лично мне, как человеку, непонятно также, как наш великий ученый, имея маму, которую нацисты относили к народам, подлежащим полному уничтожению, может так заговариваться в отношении наших стариков, которым мы обязаны всем. И прежде всего – своей жизнью.

- Получается, Деди, что я правильно притащил катану? Значит, он все-таки бабай?

- Давай сделаем так, Марк. Какие-либо выводы – не моя прерогатива. Ты мне изложил сухие факты, я их прокомментировал. А кто есть сей замечательный человек и чего он заслуживает, должны решать там, наверху.

- Это в Кремле, что ли?

- Да никогда в жизни, Марк. Кремль – это не верх. Это наш земной низ. А решать должны там, где Создатель, Спаситель и Лукавый с тихой грустью наблюдают за земными похождениями своих подопечных...