“Двойка” за экзамен. Сказка от 21.07.2020

Про сказочную комбинацию АП с назначением врио на Хабаровск депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Дегтярева. Надо было суметь совместить наличие личных договоренностей с Жириновским, возможный коронокарантин для протестующих и дегтяревское «у нас много работы». Не каждый сказочник так сумеет.

Последний экзамен. Оценка “два”

«По долинам и по взгорьям шла дивизия вперед,

чтобы с ходу взять Приморье, Белой армии оплот».

Песня времен Гражданской войны

«Если хочешь победить, поставь себя на место противника и сделай все наоборот».

Из спецкурса стратегии

«Если драка неизбежна, бей первым».

Закон московских дворов 60-х годов

- Деди!

Нет ответа.

- Деди!

Нет ответа.

- Куда же подевался мой неугомонный Деди?!

Облазив все три этажа конторы, Марк узрел деда на большой веранде, опоясывающей рабочий зал –  так называемый «забой». Дед сидел, щурясь на солнце, без каких-либо средств связи, и задумчиво изучал двухсотлетний дуб. В руках у него был листок бумаги.

- Здравствуй, Деди! Родина или смерть!, - рявкнул Марк.

- И тебе не хворать, внучок.

- А что у тебя за бумажка в руках?

- Это карта Хабаровского края.

- Ну и что там интересного?

- А это не простая карта, Марк, а почти волшебная.

- Это почему?

- Она не просто географическая, а политэкономическая.

- Что это, Деди, за термин-то такой?

- Он восходит к временам, когда твой Деди учился в школе. То есть, на этой карте обозначены все заводы, фабрики, порты, места добычи полезных ископаемых.

- Так что ты на нее с такой тоской смотришь?

- С тоской – это на дуб, Марк.

- Почему?

- А потому что наличие родственников этого замечательного дерева в органах нашей исполнительной власти, не приведи Господь, конечно, может нам родить ситуацию, при которой мы этот край потом сможем увидеть только на карте.

- Что так мрачно-то, Деди?

- Ну почему же мрачно? Даже весело. В случае с этим замечательным краем нарушены все мыслимые и немыслимые законы, по которым твоего деда учили жить и бороться еще со времен наших веселых разборок в московских дворах.

Вот смотри, внук. Убрали губернатора Сергея Фургала. Очень долго тянули кота за бейцы. А котов и их ближайших родственников амурских тигров в Приморье очень много. Они сказали своим хозяевам «ну-ка быстро брысь на улицу» и многотысячные толпы демонстрантов сначала бродили по улицам Хабаровска в 30-градусную жару, потом протест стал шириться. Вышел народ в Комсомольске-на-Амуре. Там уже тигров нет, Марк.

- А что там есть?

- Есть там, Маркуша, крупнейший в нашей стране авиастроительный завод, на котором, в частности, производят новейшую модель боевого самолета. На улицы народ вышел даже в Еврейской автономной области. Власть ковыряла пальцами в носу и чего-то ждала целую неделю.

- А почему ковыряла-то?

- А как однажды ярко выразился наш Президент, «они там из носа выковыривали и на стол бросали».

- Чего бросали-то?

- Претендентов в претенденты, Марк. Это такая у них кадровая политика.

- Ну и в чем ты видишь ошибку?

- Лично я ошибку вижу в том, что ежели русский мужик замахнулся, то надо бить, а не украинский гопак плясать. Итак, время упустили, дали протесту оформиться.

- А скажи-ка мне, Деди, а наши пиндосские братья не поучаствовали в оформлении этого спектакля?

- Это как?

- Ну как, может они реквизит для сцены закупали и поставляли?

- Нет, Марк, на этот раз пиндосы ни при чем. Объясню тебе ход своих мыслей. Один очень мудрый человек, мой старший товарищ, тоже МГИМОвец, но закончивший институт ровно на десять лет раньше меня и дослужившийся до генерала армии-атамана лесных братьев сказал мне одну умную вещь в свое время.

- Это какую?

- Простую, но очень глубокую. Глубже, чем Татарский пролив, омывающий Ванинский торговый порт Хабаровского края. В силу своего менталитета пиндосы не в состоянии решать две серьезные задачи одновременно. Им сейчас не до развала России, им бы свою батюшку-пиндосию сохранить. А посему этот бардак учинили наши славные милые чиновники, которые почему-то решили, что людей можно двигать как пешки на шахматной доске.

Итак, что мы имеем в итоге? Какая у нас получилась замечательная картина маслом? После долгой паузы все-таки назначили врио губернатора сего мятежного края. Причем не просто и.о., а даже временного. Ничего не хочу сказать об этом человеке. Возможно, он весьма умный и достойный, но есть одно жесткое «но».

Сергей Фургал, каким бы он ни был, свой, местный. Его предки там жили еще с XIX века. А место это очень специфическое, Марк. Там еще со сталинских времен было очень много лагерей. И народ, который освобождался, не имел права уехать в Москву и большие города, а оседал там.

- Ну и что, Деди?

- А то, Марк, что, как говаривал Булгаков, устами своего героя, кровь – это великая сила. Люди там чуть-чуть особенные. Москва и власть – далеко. Местные правоохранители, они ведь местные, тут родились и выросли. И многие из них потомки тех самых каторжан.

- А что это значит?

- Это значит, Марк, что генетически, подсознательно, отношение к власти у них, как бы тебе помягче сказать, без особого пиетета. А посему это реально проблема.

- Кто ж ее создал? Неужели наш государь?

- Создал не государь, Марк. А отдельные абсолютно никчемные личности, которые власть имеют, но работать не могут.

- А почему не могут, Деди?

- Потому как двумя руками держатся за свое кресло.

- Как же они тогда документы визируют?

- Очень просто: взяв карандаш в зубы и зажмурившись, чтобы себе глаза не выколоть. Вот и довизировались, красавцы удалые. А государь, коль скоро он государь, за все в ответе. В том числе и за них.

- Ну и что, Деди, у тебя есть какой-нибудь прогноз?

- Конечно есть, Марк.

- Ну и как?

- А вот как дуб, видишь? Ему двести с гаком лет. В него и молнии били, и сорокаградусные морозы в 41-м его лупили, и осколки фашистских авиабомб в него летели. А он стоит себе и стоит.

- Ну а если без аллегорий?

- Если без аллегорий, Марк, Россия, конечно, устоит, как этот дуб. А вот мы, его дети, разлетимся как те желуди, которые клюют злобные вороны.

Ну а если совсем кратко, нашей системе управления можно смело ставить «двойку» на этом последнем экзамене.