Последний перл Помпео. Сказка от 24.07.2020

Сказка дипломата советской школы Сергея Аксенова о острой болезни, которой Джейн Псаки заразила сначала Госдеп, а потом весь мировой дипломатический корпус. И последних жертвах этой болячки как с их, так и с нашей стороны. Для пытчивых любителей новейшей истории.

Последний перл Помпео – шедевр американской дипломатии

«Идиот! Тьфу!»

Папанов в роли Лёлика в фильме «Бриллиантовая рука»

«А ваш муж что заканчивал? – Как что? МГИМО МИД СССР – А ваш что? – Академию наук – Это какую? – Ну ту, что расположена в Вест-Пойнте – А, ну все понятно».

Разговор на приеме жен советского и американского дипломата.

Марк заявился в контору к деду с утра пораньше, весь кипящий и бурлящий. В одной руке он тащил картину «Последний день Помпеи», а в другой – листок бумаги.

- Марк, ты где картину-то взял? Ограбил Третьяковку?

- Нет, Деди, это репродукция.

- Понятно. А что за бумажка?

- Да вот высказывание пиндосского министра иностранных дел, которое он из себя изрыгнул 23 июля. Смотри-ка, Деди, что несет этот шлемазл.

- Погоди, внук, что за лексика? Ты же вроде отдыхал на даче под Воронежем, а не в Одессе.

- Ну да. Но один день шел дождь, и мы с двоюродной сестренкой смотрели прекрасный фильм «Ликвидация». Вот возьми-ка, Деди, почитай, как этот Помпео строит из себя Клару Целкин.

Деди взял листок и стал громко зачитывать:

«Соединенные Штаты не признавали вхождение в состав СССР Латвии, Литвы и Эстонии и не собираются признавать факт воссоединения Крыма с Россией. Об этом говорится в распространенном в среду Госдепартаментом письменном заявлении госсекретаря Майкла Помпео к 80-летию со дня подписания "Декларации Уэллеса". В этом документе Вашингтон отказался признавать вхождение в состав Советского Союза стран Балтии. Его подписал в июле 1940 года замгоссекретаря США Самнер Уэллес».

- Ну и что ты скажешь на это, Деди?

- Что здесь можно сказать, внучок? В свое время у высокоинтеллектуального пиндосского президента Барака Хусейновича Обамы пресс-секретарем была замечательная девушка по фамилии Псаки. Она выдавала такие прекрасные высказывания, что все дипломаты и политические деятели ржали до таких коликов в животе, что были вынуждены потом принимать от желудочных спазмов лекарства и срочно бежать на толчок. Ибо ее гениальность прошибала до поноса, а это уже совсем не смешно. И поэтому международная дипломатия обиделась и ввела понятие клинического идиотизма по шкале Псаки.

Так вот, Марк, сие яркое, как восходящее Солнце, высказывание самого главного американского дипломата тянет на высшую оценку по этой самой замечательной шкале.

- Точно?

- Ну, давай сначала о времени, когда он брякнул. Как раз в эти дни в 1945 году на встрече в Потсдаме лидеры СССР, США и Великобритании, так называемая великая тройка, делили мир.

- Ну и как, Деди, поделили?

- Поделили. И что-то никто из этих великих не вспомнил подписанную в июле 1940 года каким-то там замминистра иностранных дел пиндосии Уэллесом абсолютно идиотическую декларацию.

Заметим, что это была не декларация США, а простого физического лица. У него, видимо, были проблемы с простатой. Писать он толком не мог, моча шарашила в мозжечок и туманила ему мозги. Туманила настолько, что он не смог предвидеть совершенно очевидное.

- А что именно?

- Неизбежное участие Америки во Второй мировой войне. А оно случилось достаточно скоро.

- Это когда?

- Когда союзник Гитлера Япония уничтожила на якоре американский флот в Перл-Харборе. Но это временные совпадения. А теперь давай к сути того, что изрыгнул из своей глотки этот самый Помпео вместе с ошметками гамбургера и брызгами Кока-Колы.

- А что он изрыгнул-то, Деди?

- Такой бред сивой кобылы, что у кого еще остались на голове волосы, они должны были встать дыбом. Сей замечательный деятель, я думаю не корысти ради, а токмо в силу полнейшей необразованности забыл об одном важном основополагающем международном документе.

- Что это за документ такой?

- О, Марк, это великий документ, рожденный в Хельсинки 1 августа 1975 года.

- Ты же тогда еще в институте учился. Откуда ты всю эту историю знаешь?

- Знаю, Марк, из первых уст. Ибо твой прадед и мой отец в это время там находился и с присущим ему юмором рассказывал, что в апартаментах, где он жил, стоял телефон со смешной надписью «Настоящий аппарат является собственностью Союза Советских Социалистических Республик».

Батя мой, конечно, стебался и ржал по этому поводу. Но сути великого события, произошедшего в Хельсинки, это никак не умаляет.

- А что там случилось-то, Деди?

- Случилось там подписание «Заключительного акта совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе». Он был подписан всеми ведущими европейскими странами, а также президентом США Джеральдом Фордом.

- А с нашей стороны?

- С нашей стороны подписал наш лидер Леонид Брежнев, после чего ко взаимному удовлетворению у них с Фордом случился глубокий политический поцелуй взасос аж до самых гланд.

- Ну и что, Деди, такого основополагающего в этом документе?

- А два пункта, внучок. Пункт третий о нерушимости границ и пункт четвертый о территориальной целостности государств. Цитировать не буду, но смысл очень простой. Окончательно и бесповоротно, раз и навсегда все государства-подписанты соглашались со сложившимся статусом-кво и государственными границами стран-участниц.

- Это что значит в практике международных отношений?

- В случае с лихим высказыванием американского госсекретаря это означает одну простую и непреложную истину. Все так называемые прибалтийские республики – Литва, Латвия и Эстония признавались неотъемлемой частью Советского Союза. И американцы под этим подписались.

- Деди, а что же тогда это высочайший пиндосский дипломат несет нам про больную бабушку в Одессе, говоря, что его замечательная Америка никогда не признавала вхождение в состав Советского Союза стран Балтии.

- Ну что тебе на это ответить, Марк? Сейчас ведь разгар лета. И в России, и в великой пиндосии уже созрели так называемые волчьи ягоды. Мы их в детстве любили лопать, хотя родители нам категорически запрещали.

- А почему?

- Да говорили, что мы в волков превратимся.

- Ну и как, не превращались?

- Нет, Марк. Но наступало измененное состояние сознания, легкость мысли необыкновенная и хотелось учудить что-нибудь такое, чтобы все вокруг вздрогнули и дрожали потом мелкой дрожью.

Я так полагаю, что дедушка Помпео, будучи уже в отнюдь не детском возрасте, этих самых ягодок и обожрался. Если же причина не в ягодах, то у него очень серьезные проблемы с головой. И было бы неплохо пройти обследование в профильной клинике.

- А что так резко-то, Деди?

- Ну почему же резко, Марк? Можно, конечно, в дипломатии нести бред, но делать это надо хоть с какими-то крохами ума. Вот смотри. Если они, американцы, никогда не признавали вхождение в состав СССР наших прибалтийских республик, с какого такого перепугу тогда они признавали за Советским Союзом право перехвата и выдворения иностранных судов и самолетов, нарушивших наше воздушное пространство или территориальные воды в районе этих самых республик?

Почему в порты Литвы, Латвии и Эстонии заходили корабли под американскими флагами, предварительно получив разрешение советских властей? Почему в эти республики ездили официальные американские представители?

И так далее, и так далее. Список, Марк, получится очень длинным.

- Ты знаешь, после всего сказанного я плачу горькими слезами, размешиваю их с соплями, ну-ка дай мне салфеточку, Деди, и честно и открыто заявляю, что я был сильно неправ, когда докапывался до наших дипломатов за шероховатости в их высказываниях. Ты ведь их знаешь, этих заместителей министра?

- Знаю, Марк.

- Ну так передай им мои детские извинения.

- А что это ты, внучок, обратку включаешь?

- Да не включаю я, Деди, обратку. Ведь клинический идиотизм – это заразная болезнь, правильно?

- Правильно.

- Им, несчастным, приходится общаться вот с такими гениями всех времен и народов, как глава пиндосского МИДа и его заместителями, правильно?

- Правильно.

- Так могли же слегка заразиться.

- В принципе, могли.

- А посему, Деди, они ни в чем не виноваты. Надо лишь слегка себя продезинфицировать, чтобы вытравить пиндосскую заразу.

- Это как, Марк?

- А то ты не знаешь. Традиционным русским способом.

- Ну хорошо, передам. И что у нас в сухом остатке?

- В сухом остатке, Деди, картина «Последний день Помпеи». Что ты на ней видишь?

- Я эту картину знаю давно, Марк. А вот что ты там узрел?

- Извержение вулкана и гибель людей. И почему-то мне вспомнился Йеллоустоунский пока еще спящий вулкан. И я своим русским умом так думаю: что ежели эти наши пиндосские братья и сестры не угомонятся, то вулканчик может сильно обидеться и будет то, что на этой славной картине.

- Ну и что ты предлагаешь, Марк?

- А давай-ка мы ее подарим дедушке Помпео? Это реально, деди?

- Сложновато, Марк, но я попробую. Из-за коровьего вируса никакие дипкурьеры никуда не катаются. Но мы попробуем сей подарок пиндосскому коллеге послать через DHL.