Сказка от 28.07.2020

Сказка воспитанника дипломатической советской школы Сергея Аксенова об острой умственной недостаточноcть главного МИДака Германии Хайко Мааса. Для пытчивых сотрудников роспосольств.

Эскапады главы МИДа ФРГ

«Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой. С фашистской силой темною, с проклятою ордой».

Песня 1941 года

«А Герасим-то сука! » , - сказал доберман Годрик, прочитав повесть Тургенева «Му-му».

- Деди, вот я вчера парад смотрел, очень впечатлился. Вспомнил в этой связи фотографии наших предков в военной форме, с орденами и медалями. Скажи мне честно, в 45-м году ведь мы победили, а не германцы?

- Марк, ну конечно мы. А что это у тебя вдруг вскочил такой небанальный вопрос?

- А вот смотри, Деди, пока наши боевые корабли бороздили российские просторы, веселый дядечка, именующий себя Хайко Маас, дал очень странное интервью одной немецкой газете.

- А что в этом странного, Марк?

- Меня как-то резануло его заявление:

«Германия выступает против возвращения России в G7, так как проблемы, из-за которых государство исключили из группы, до сих пор не решены», - заявил глава МИД ФРГ Хайко Маас. Он пояснил, что Берлин не будет рассматривать восстановление формата G8, пока не будет разрешен конфликт в Донбассе, а также вопрос с принадлежностью Крыма. По мнению министра, ФРГ также не пойдет на установление новых форматов с участием России, Индии и других стран.

«Причиной исключения России стали аннексия Крыма и интервенция на востоке Украины. Пока у нас нет решения этих вопросов, я не вижу и шансов на восстановление», - заявил Маас.

Глава МИД ФРГ подчеркнул, что Берлин видит Крым как часть Украины. «Мы не можем пожать плечами и принять, что кто-то самовольно сдвигает границы в Европе XXI века. Если мы урегулируем вопрос на востоке Украины, то решиться должен и вопрос Крыма», - уточнил он».

- Что-то, Деди, мне кажется, что этому господину не по хулио сомбреро. Слишком широко шагает, как бы он свои портки не порвал.

- Марк, во-первых, давай придерживаться парламентских выражений, когда говорим о министре иностранных дел германского государства. А, во-вторых, откуда такой резкий вывод?

- Ну как же, ты ведь мне сам в свое время рассказывал, что Германия, в отличие, к примеру, от Швеции, юридически обладает ограниченным суверенитетом. Это так?

- Да, Марк, это так. Мы не просто победили в войне, а подписали ряд международных соглашений, которые налагали на Германию весьма серьезные ограничения. Не  буду сейчас их все перечислять, их много. И жили мы не тужили, пока...

- Что пока, Деди?

- Пока на российский трон прямо из кабины трактора не взгромоздился великий и могучий реформатор Михаил Горбачев, получивший впоследствии титул «лучшего немца года».

- Да, слышал про этого достойного человека. Ну и что он наколбасил?

- Он, Маркуша, обожравшись колбаски с чесноком из Таврии и получив могучий заряд энергии в совокупности с сильным геморроем (чеснок, он же человеческий анус раздражает), начал крушить и ломать всю мировую архитектуру, которая была окончательно закреплена Хельсинкским актом в 1975 году. Ему почему-то долбануло в голову, что нужно срочно объединить Германию.

- Ну и как, Деди, на этого долбанутого реагировали другие страны-участники Второй мировой войны?

- Да реагировали они хреновастенько. Так, президент Франции Миттеран и премьер-министр  Великобритании Тэтчер выступили резко против, и заявили, что они согласны только на конфедерацию ГДР и ФРГ, но не на создание единого государства. Пиндосия, как ни странно, тоже что-то слегка застремалась.

- А чего это так вдруг?

- Да не хотели они ссориться со своими европейскими союзниками. В то время Париж и Лондон значили очень много. Но наш самый великий, умный и добрый дядя Горбачев стал крутить им пейсы на бейцы и даже пытаться красить им их в пасхальный цвет.

- Это как так, Деди?

- А это наше народное русско-татарское средство. Бейцы засовываются в дверной проем и дверь тихонечко так закрывается. В общем, бился меченый с ними не на жизнь, а на смерть. И добился.

- А чего он добился, Деди? Всемирного счастья?

- Не, Маркуша, добился он счастья прежде всего для наших немецких братанов, а также для своего славного семейства. Ибо с тех пор Германия для него стала как дом родной.

- И что у нас в сухом остатке?

- Да в том-то и проблема, Марк, что остаток не совсем сухой и подванивает так, что мы сегодня вынуждены вдыхать эти ядовитые пары и давиться в кашле.

- Ну вот, а списывают все на коровий вирус.

- Правильно, но мы с тобой отошли от темы. Итак, результатом работы славного дуэта Горбачев-Шеварднадзе стало подписание 12 сентября 1990 года «Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии» («Договор 2+4» или «Московский договор»).

Сей замечательный документ по сравнению с Боннским договором 1952 года был с точки зрения СССР, конечно, ущербным. Но, Марк, повесь свое ухо на гвоздь внимания и слушай сюда.

- Я весь внимании и трепещу.

- Трепетать не надо, потому что этот договор, подписанный также странами-победительницами (помимо СССР) сохранил ряд серьезных ограничений суверенитета ФРГ.

- А что за такие ограничения?

- Ограничения вполне себе недетские. Что касается немецкой армии: в течение 4 лет вооруженные силы ФРГ должны были сократиться до 370 тысяч человек. Германия лишалась права производства, владения и распоряжения оружием массового уничтожения. Германские войска не имели права вылезать, как тараканы, за свою территорию без санкции Совета безопасности ООН.

И последнее, но самое главное. Великая и могучая Германия, фактически созданная усилиями нашего генсека-президента, а может быть даже и резидента, брала на себя обязательство консультаций с державами-победительницами, включая СССР и его правопреемника сегодня Российскую Федерацию по внешнеполитическим проблемам.

- А что сие значит, Деди?

- Сие значит, что из себя меня корежа, глава германского МИДа грубо попирает правоустанавливающий международный документ, на основании которого возникло нынешнее немецкое государство.

- Это что же получается, что наши немецкие братья берегов реки Волги не видят, на которых мы их раздолбали в пух и прах?

- Ну во-первых, давай не путать членов германского правительства и простых людей. Интересы и цели у них разные. А вот их политики строят из себя Ваньку-дурачка.

- Это как?

- Очень просто. Притворяются, что они прыгнули из самолета без парашюта, ударились головой о русскую землю и им полностью отшибло память.

- Так не пора ли напомнить, Деди?

- Ты знаешь, Марк, давно пора. И я однажды попытался это сделать. На одной из встреч со своими немецкими коллегами, когда они стали так вякать про какую-то там аннексию Крыма и какие-то там санкции, я им так нежно, ненавязчиво зачитал соответствующие статьи вышеуказанного «Московского договора».

- Ну и что было?

- Как что было, Марк? Сначала глазки устремили в небеса мои братья по оружию, потом скромно потупили, ручками развели, да и брякнули: «Мы все понимаем, а что мы можем сделать». Я им: «Это в каком смысле?» - «Да в прямом, это же позиция Меркель» - Я им так уже не нежненько: «Знаете, братья по оружию, мы это уже слышали» - Они поднапряглись: «Это когда?» - «Это когда ваши предшественники в Нюрнберге говорили, что они тут ни при чем, что они просто выполняли приказ небезызвестного австрийского ефрейтора».

- Так что дальше, Деди?

- Да ничего, Маркуша. Они на меня не обиделись, но тему санкций и Крыма почему-то больше не поднимали.

- Ну хорошо, я тебя услышал.

- Раз услышал, давай выводы.

- А вывод у меня, как у несовершеннолетнего и ни по одной статье неподсудного, простой. Оборзели ребята больше чем два одесских раввина. Хотя, как мы знаем, они почему-то настолько их не любили, что изничтожали под корень физически всех.

Так вот, Деди, много чего они забыли. Как нас, славян, живьем сжигали. Цыган, евреев – вообще под корень. А теперь потомки этих лихих дядей учат Россию международному праву, грубо попирая соглашения, которые сами же подписали.

- Эй, ты меня слышишь?

- Слышу, дорогой.

- Ну и как ты это откомментируешь?

- Знаешь, дорогой внук, я-то ведь совершеннолетний и до сих пор военнообязанный. Хожу под присягой, которую принял в 1973 году. А посему вот тебе моя отеческая улыбка, мужское рукопожатие, а выводы делай сам, пора начинать учиться.