Как добрый молодец Россию спас. Сказка от 16.02.2021

Сказка директора АФБ Сергея Аксенова про то, как в 1998 году в Вашингтоне выбивались деньги для России и кто это конкретно делал. Пытчивым причастным к международным финансовым делам.

Сказ о том, как добрый молодец Россию спас

Марк приехал к деду в гости. Вдоволь навалявшись в снежных сугробах, с красными щеками и радостно горящими глазами, явился в дом, обсушился и двинулся к предку, который сидел в своем кресле у камина, до икоты смеялся и досмеялся до того, что у него перехватило дыхание.

В руках у деда были какие-то бумажные листочки. Внук провел реанимационные мероприятия, отходив деда руками по спине, и задал логичный вопрос:

- Дед, ты у нас вроде человек сдержанный, что тебя развеселило-то почти до смерти?

- А развеселил меня, Маркуша, великий человек.

- В каком смысле?

- В прошлом. Жил-был у нас в державе политический деятель и высокий руководитель из команды либералов с характерным редким цветом волос, который рулил очень долго.

- И как?

- Замечательно, Маркуша. Вся приватизация и создание узкого, но сплоченного круга российских миллиардеров - это дело его шаловливых ручонок и пытливого, неугомонного ума.

- А как?

- А ум у него настолько изощренный пытливо-неугомонный, что от зависти над его махинациями плачут не просто одесские раввины, а еще и нью-йоркские и даже израильские.

- А что ты корчишься в пароксизме смеха? Что случилось?

- Да видишь ли, Марк, сей замечательный во всех отношениях субъект фильм наваял о своих похождениях. И ничтоже сумняшеся заявляет там, что именно он, а не кто другой, после дефолта 1998 года спас нашу матушку Россию, договорившись с нашими главными пиндосскими друзьями и они нам вот так, щелчком пальцев, не корысти ради, а токмо усилиями нашего героя выдали аж 24 млрд «зеленых».

- Ну и что тут смешного, Деди?

- А все до последнего слова. Вот слушай внимательно и учись, как надо уметь разводить не просто кроликов, не просто дедушку Ельцина, вечная ему память, а вообще весь мир. Учти, опять может быть скучно.

- Да ничего, Деди, я потерплю.

- Итак, Марк, дело было осенью 1998 года. 17 августа грянул дефолт. Наш герой незадолго до этого был аж первым заместителем Председателя Правительства. Затем - спецпредставитель Президента по связям с международными финансовыми организациями и, как это явствует из официальных документов, вел переговоры о предоставлении России экстренной помощи Международным валютным фондом, которые в итоге завершились БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО, после чего грянул дефолт, а наш герой пошел радостно, с высоко поднятой головой, возглавлять компанию РАО «ЕЭС России».

- Деди, а как же его заявление, что он выбил кредит аж в 24 млрд пиндосских долларов? Что там вообще на самом деле произошло?

- Чтобы понять, что произошло, берем официальную справку Международного валютного фонда и узреваем там следующую простую, но четкую фразу. Путем сложения и умножения, но без деления различных цифирек явствует, что МВФ еще 20 июля 1998 года, до всяких там дефолтов, принял решение о кредите России в размере 11,2 млрд долларов США.

- Ну и что?

- А вот с этими самыми долларами, кредитными, которые отдавать надо, получилась совсем смешная история. Царь Борис перед кинокамерами разводил руками и говорил, что львиная доля этих миллиардов «взяла, понимаешь, и куда-то пропала». А куда - непонятно.

Итак, Маркуша, позишн намбер ван. Наш чудесный во всех отношениях герой-богатырь никакую Россию никогда не спасал и лично не добивался выделения для нашей страны никаких денег.

- А для себя?

- А это, Марк, мне неведомо. Это уже другая сторона Луны, которая темная.

- А как же все было на самом деле?

- Было, Маркуша, так. После сего замечательного высера наших славных реформаторов, когда страна катилась в пропасть,  дна которой не было даже видно, царь Борис назначил 11 сентября 1998 года новое правительство. Возглавил его умнейший и опытнейший человек - дядя Примаков. Первым заместителем у него был коммунист Маслюков, а руководителем Центробанка - легендарная личность Геращенко В.В. Его на Западе так и обзывали: «правительство Примакова, Маслюкова, Геращенко».

А еще там была дама, замечательная во всех отношениях тетя Парамонова, которая при Геращенко была первым замом. И сидели они тогда в ЦБ сутками, вместе с твоим дедом, поскольку я с ними дружил. Разбирались с деяниями младореформаторов, пытались спасти российскую банковскую систему и...спасли. Как, впрочем, и всю страну.

- А что там про Международный валютный фонд и Всемирный банк?

- А с этими двумя веселыми организациями дело обстояло следующим образом. Опять таки, Марк, я отталкиваюсь от официальных документов. В 1998 году в Вашингтоне с 29 сентября по 8 октября проходило совместное заседание этих двух уважаемых организаций, которое официально именовалось «совет управляющих».

Вот мы туда всей командой, за исключением Примакова, и завалились. Геращенко - человек мира. Как, впрочем, и Примаков. Его знали все коллеги. Уважали и уважают по сей день. И он спокойно, непринужденно, со стаканом хорошего виски в руке, на всяческих приемах в честь сего знаменательного события подходил к руководителям ведущих мировых организаций. Спокойно, по-суворовски, брал за пуговицу и вел неспешный разговор. И...

- И что, Деди?

- И не отпускал пуговицу собеседника до тех пор, пока не добивался результата. Я на этих смешных мероприятиях тоже был, мед-пиво пил. У меня, в основном, по усам текло, а в рот не попадало. А поскольку так жизнь сложилась, что Деди твой многих пиндосов лично знал, я сводил очень хорошую тетю Таню Парамонову к ныне покойному, а тогда президенту Всемирного банка Вулфенсону. Я - лицо частное, Парамонова - первый зампред ЦБ. Поговорили хорошо, конструктивно. Вулфенсон предложил также заскочить к председателю Федеральной резервной системы.

- Ну и?

- Да как два пальца об стол. Спокойно так заскочили, обсудили волнующие нас высокие моральные темы и расстались все очень друг другом довольные и успокоенные. А коль скоро вся эта веселая гоп-компания в Вашингтоне длилась очень долго, я смотался, благо там было недалече, еще в Нью-Йорк.

- А для чего, Деди?

- Был там такой всемирно известный раввин Раби Шнаер. Фигура тоже масштаба всемирного. А посему, чтобы получить окончательную отмашку от их финансистов, надо было с ним пообщаться.

- А как тебя так занесло?

- Да как занесло, малыш? Жизнь наша многогранна. За границей я работал ну очень много лет. Так получилось, что много кого знаю до сих пор. Привели меня в синагогу очень уважаемые люди...

- Как же ты так, Деди?

- Ну так, на входе пришлось кипу надеть. Но, Марк, в отличие от наших православных церквей, синагога - это не храм. И после того, как был разрушен второй храм, у иудеев как такового храма нигде в мире нет. А посему в синагоге, конечно, молятся, но также есть отдельные помещения, где можно сигару выкурить, водочки тяпнуть и обсудить текущие коммерческие дела. Что мы с господином Шнаером и еще двумя уважаемыми господами в кипах и сделали.

- А дальше, Деди?

- Дальше все просто. Вернулся я в Вашингтон, закончилось это смешное мероприятие. Сухой итог: вытащили Россию из того нехорошего места, в которое ее загнали младореформаторы. Но вытащило правительство Примакова-Маслюкова-Геращенко.

И, заметь опять-таки, хоть по деньгам с американскими финансистами мы и договорились, но вытащили эти люди страну за счет внутренних ресурсов, своего знания и умения нормально работать.

- И какая, Деди, вам всем за это вышла благодарность?

- От кого?

- Ну, от руководства.

- А причем здесь руководство, Марк? Для меня высшее руководство - это наш Создатель и сын его, Иисус. Для Примакова тогда - еще и царь Борис. Отблагодарил он тогда великого Евгения Максимовича, как всегда. Просто и незамысловато.

- Это как, Деди?

- Да отправил к бабушке Мессира.

- Это как?

- А это значит - в отставку.

- А зачем?

- Да близкие, семейные, ему нашептали, что Евгений Максимович на его место метит. Хотя, будучи человеком разумным, он о таком даже не помышлял.

- А что в итоге этой сказочки-то, Деди?

- А в итоге этой сказочки, дорогой друг, оглянись-ка ты вокруг. Посмотри, как прекрасен этот мир. И, как сказали мне в Вашингтоне люди в кипах, «таки в результате мы имеем то, что мы имеем» и слава Богу, что у нас пока и это не отняли...