Дмитрий Ефимов: Бороться с ИГИЛ обычными методами бесполезно

В чем причина усилившейся активности террористов, что является "спусковым крючком" для событий и как противодействовать международному терроризму рассказывает эесперт Дмитрий Ефимов.

Четыре теракта, произошедшие на прошлой неделе в Тунисе, Кувейте, Франции и Сомали, совершенные накануне священного месяца Рамадан, показали незащищенность граждан различных стран перед террористической угрозой. В чем причина усилившейся активности террористов, что является "спусковым крючком" для событий и как противодействовать международному терроризму рассказывает член экспертного совета при Комиссии МГД по безопасности Дмитрий Ефимов.

Корр: Дмитрий Борисович, связаны ли между собой эти события?

ДЕ: Конечно, связаны. Только не приказом из террористического штаба, а выпущенной идеологами ИГИЛ фетвой – толкованием Корана. В данном случае такую фетву выпустил идеолог сторонников "всемирного халифата" Абу Мухаммад аль-Аднани. Его фетвы доводятся до сторонников движения в подпольных молельных домах, а дальше вступает в силу закон больших чисел…

Корр: Что вы имеете в виду?

ДЕ: Дело в том, что ИГИЛ взяло у пресловутой Аль-Каиды сетевой принцип построения территориальных ячеек. Никто напрямую не дает команду на совершение террористических актов. Просто членам уммы (мусульманской общины) доводятся фетвы, которые определяют, что настоящий верующий должен сделать на пути джихада. Кто "позволен" и "позволено" чье имущество, когда и почему верующий должен принять шахаду. Фактически, происходит постоянное психологическое воздействие на человека. Оно тем эффективнее, чем сильна его вера. Этот процесс сравним с кодированием сознания. Накануне терактов Аль-Аднани озвучил следующий тезис: "Превратите священный месяц Рамадан во время страданий для кяфиров, шиитов и мунафиков! Готовьтесь воевать и принять мученическую смерть!". Скорее всего, именно эта фетва послужила "спусковым крючком" для исполнителей, которые самостоятельно решили ликвидировать указанные категории людей. А проблемы достать оружие в том же Тунисе или Сомали нет. Арабская весна и войны в Заливе прошли не зря. Из огромного числа мусульман-членов уммы всегда найдется тот, кто воспримет сказанные слова как прямое руководство к действию. И пойдет на теракт, мечтая о райском саде с 72-мя гуриями, которые положены погибшему на пути джихада. Это и есть действие закона больших чисел.

Корр: Но ведь Аль-Каида также использовала сетевой принцип совершения "активных акций". Есть ли разница и насколько она существенна?

ДЕ: Надо помнить, что основной целью Аль-Каиды при ее создании был Советский Союз и его контингент на территории Афганистана. Тогда идеологическая составляющая выполняла лишь роль "прикрытия". Истинных мусульман среди афганцев найти было сложно. Все говорили о своей вере, однако самым главным аргументом был американский доллар. И твердые расценки, установленные за каждый вид теракта – от убийства рядового бойца до работы "стингером" по самолету. Аль Каида держалась на том, что за каждое преступное деяние совершивший его всегда получал реальные для Афганистана деньги. Вера не играла особой роли. И только потом, создав на границе Пакистана и "зоны племен" тренировочные лагеря, Бен Ладен привлек к психологической обработке молодых моджахедов ваххабитских мулл. И теперь история перевернулась: главное для нынешнего террориста – это вера, он готов стать шахидом, но это решение облегчается знанием, что его близкие получат деньги за его "подвиг". Кстати, именно в момент, когда доллар утратил свою функцию контроля, ЦРУ США потеряли Аль Каиду как боевое подразделение и приобрели злейшего врага.

Корр: Но говорят, что американцы сейчас вовсю спонсируют ИГИЛ? Неужели история с Аль Каидой ничему их не научила?

ДЕ: Повторюсь. Американцы воспитаны в той системе координат. у которой главной точкой отсчета является доллар. Они не могут понять мотивации, связанной с приверженностью к традиции, к вере. И пытаются решить свои задачи через агентурный аппарат среди ИГИЛ, не задумываясь, что для истинного мусульманина обмануть неверного не считается грехом, харамом. Наоборот, это очередной камешек в собственную пирамиду поступков по дороге к тем же гуриям. Я не говорю о принципе "такия", который позволяет внешне полностью отказываться от своей веры в Аллаха, совершать харам с одной лишь целью - исполнить шахаду… Реальных агентов в среде ИГИЛ у американцев, как бы им этого не хотелось, нет. В лучшем случае это "двойники", которые используются руководством движения для дезинформирования кураторов и как канал получения наличных денег.

Корр: Как вы считаете, помогут ли предпринятые меры в Тунисе обеспечить безопасность отдыхающих? Что необходимо сделать, чтобы снизить там вероятность совершения терактов?

ДЕ: Давайте посмотрим, какие меры заявлены как главные. Думаю, их можно разделить на две группы – реальные и предпринятые "на публику". К реальным можно отнести решение о закрытии нелегальных молельных домов и мечетей, через которые среди уммы распространяются идеи всемирного халифата. По словам премьера Туниса Хабиба Эссида таких около 80-ти. Все они, якобы, известны полиции.  К мерам, предпринятым для успокоения "международной общественности" следует отнести тотальное вооружение полиции автоматическим оружием, патрулирование пляжей и мест скопления отдыхающих. Формально эти меры должна успокоить пострадавшие нервы туристов и вселить в них уверенность и защищенность. Однако, как обычно, появление в зоне отдыха автоматического оружия только усиливает вероятность теракта, так как никто не гарантирует, что среди полицейских нет вставшего на путь джихада шахида.

Корр: Получается, что бороться с терроризмом вооруженными полицейскими нельзя?

ДЕ: Думаю, что борьба с терроризмом предполагает предотвращение его проявлений. Терроризм ИГИЛ основан на трех "китах". Это вера во всемирных халифат и готовность для него стать шахидом, наличие оружия, средств поражения, а также обязательная денежная выплата близким шахида. Лишив террористическую систему одной из этих составляющих можно значительно повысить безопасность. Как сюда вписываются вооруженные "до зубов" и неподготовленные к работе в толпе обычные полицейские – непонятно. Борьбой с террористами должны заниматься профессионалы.

Корр: Что вообще происходит в мире? После 9/11 в США все страны объедини усилия по борьбе с терроризмом, а число терактов растет лавинообразно…

ДЕ: С цивилизованным миром ведется "гибридная война". Та самая, в которой Россию обвиняют на Донбассе. Только как раз там ее нет. Война гибридная, потому что она ведется не только на поле боя, в той же Сирии и Ираке, не только среди мест проживания мирного населения, она еще ведется в головах у людей. И пока мы, страны с христианской традицией, ее проигрываем. Может быть потому, что у нас нет истинной цели, утрачена путеводная нить развития, ведь нельзя же общество безграничного потребления считать окончательным достижением цивилизации. А у ИГИЛ такая цель есть. Для его сторонников всемирный халифат это высшая справедливость. Вот они к ней и ведут мир, как могут и как умеют. То, что эта цель мнимая, понимают очень не многие.

Наверное, наше спасение в том, чтобы совместными усилиями проложить путь к справедливости через созидание, а не через разрушение. Россия уже делает первые шаги по этой дороге в будущее.