«Прачка» по имени Германия

Начиная с пятницы, 22 апреля, по немецким СМИ катится сенсация. Оказывается, добропорядочная Германия на самом деле уже давно является одной из крупнейших в Европе «прачечных» по отмывке денежных средств.

Начиная с пятницы, 22 апреля, по немецким СМИ катится сенсация. Оказывается, добропорядочная Германия, на которую не пало ни тени подозрения в связи с «Панамагейтом», на самом деле уже давно является одной из крупнейших в Европе «прачечных» по отмывке денежных средств.

Источником этой информации стало само федеральное Министерство финансов. В четверг, 21 апреля, оно обнародовало свой ежемесячный доклад. И в нём со ссылкой на исследование, проведённое по заказу Минфина группой учёных из Университета им. Мартина Лютера в Галле-Виттенберге, возглавляемой профессором, доктором юридических наук Каем Буссманом, сообщалось, что «общий объём отмываемых в Германии денежных средств оценивается более чем в 100 миллиардов евро в год, превышая в два раза ранее зафиксированный показатель в 50 миллиардов евро в год. При этом наибольшая часть денег поступает из-за рубежа».

Как отмечалось в докладе, «особенно много подозрительных сделок — от 15 000 до 28 000 ежегодно — фиксируется в нефинансовом секторе — торговле недвижимостью, автомобильных продажах и на рынке произведений искусства. Это намного больше, чем официально известно Минфину на основании уголовных дел, расследуемых органами прокураторы».

Минфин признал «наличие лакун» в борьбе против отмывания денег на уровне федеральных земель (в Германии именно в их компетенции находится контроль за сделками с недвижимостью, в сферах строительства, торговли автомобилями и яхтами, драгоценностями и предметами искусства). Кроме того, «интенсивно ведётся отмывание финансовых средств, заработанных нечестным путём, в игорном бизнесе, гостиничном и ресторанном секторе». Но и за раскрытие преступлений в этих областях ответственность несут земельные органы. В компетенции же федерального Минфина находится лишь общий контроль за денежными потоками, источниками которых являются такие сделки.

В качестве защитной меры предлагается ввести некую максимальную сумму при оплате наличными (её «потолок» не указывается). «Благодаря этой мере предотвращению отмывания денег в федеральных землях должен предоставляться более высокий приоритет, нежели ранее», — резюмировалось в докладе Минфина.

Как сказано в начале этой статьи, о том, что Германия оказалась одной из крупнейших в мире «прачечных», сейчас сообщили чуть ли не все немецкие СМИ. Но вот ведь какая штука: новостью-то это назвать никак нельзя!

Ещё 7 ноября 2013 года газета Süddeutsche Zeitung опубликовала материал, озаглавленный Deutschland ist ein Eldorado für Geldwäscher («Германия является Эльдорадо для отмывающих деньги»). Начиналась она такой фразой:

«В десятке крупнейших в мире теневых финансовых центров Германия занимает восьмое место, обойдя такие классические „налоговые Эльдорадо“, как Маршалловы острова и Багамы. По оценкам экспертов, ежегодно в Германии отмывается 50 миллиардов евро грязных денег. Активную роль в этом играют многие немецкие и международные банки».

Газета указала и источник этой информации — международную независимую организацию Tax Justice Network (TJN), в чью сферу деятельности входят предотвращение уклонения от уплаты налогов, выявление налоговых уклонистов, налоговых «оазисов», и пр. Экспертов TJN заслушивают на заседаниях финансовой комиссии Бундестага, они представлены в профильных комитетах Еврокомиссии. Пресс-релизы TJN цитируют все крупнейшие деловые СМИ мира — The New York Times, The Guardian, The Washington Post, Frankfurter Allgemeine Zeitung и др.

«Однако, — как писала далее Süddeutsche Zeitung, — в Министерстве финансов эта информация TJN вызвала непонимание. Как заявили в ведомстве, «по оценкам TJN, в Германии ежегодно отмывается от 29 до 57 млрд евро, но основа таких расчётов не прослеживается. Список же теневых финансовых центров, составленный TJN, частично основан на неточных предположениях и устаревших данных».

2 ноября 2015 года Süddeutsche Zeitung под заголовком Steuerparadies Deutschland («Налоговый рай Германия») опубликовала ещё одну статью на эту же тему. В ней говорилось, в частности, следующее: «Иностранные вкладчики аккумулировали в стране более 2,5 триллиона евро, из которых только об 1% сообщают налоговым органам у себя на родине. В мировом рейтинге самых вредоносных теневых финансовых площадок Германия по-прежнему занимает восьмое место. Политически Федеративная Республика в этой игре не играет с открытыми картами».

На сей раз источник был указан более чем конкретно: член правления TJN, руководитель её отделения TJN Deutschland, автор книги с красноречивым заглавием Steueroase Deutschland («Налоговый оазис Германия») Маркус Майнцер.

А 7 апреля нынешнего года всё та же Süddeutsche Zeitung опубликовала интервью с Майнцером. В нём он развил озвученные им ранее тезисы, заявив, в частности, следующее:

«Немецкие банки являются своего рода „воротами“ в зону евро. Наша организация располагает данными о том, что банки стран Восточной Европы отмывают деньги именно через Германию. Мы знаем, что многие лидеры стран Ближнего Востока — в Египте Хосни Мубарак, в Ираке Саддам Хуссейн, вождь ливийской революции Муаммар Каддафи, Бен Али в Тунисе и другие, — пользовались услугами наших банков и перевели огромные средства на счета в еврозоне».

Прямо назвав Германию «офшором», Майнцер подверг финансовую систему ФРГ жёсткой критике:

«Наши банки совершенно спокойно принимают деньги от преступников, прекрасно зная, что оказывают им содействие в отмывании незаконно нажитых средств и в уклонении от уплаты налогов. Но наказания они не боятся».

По мнению Майнцера, «правительство Германии и финансовые надзорные органы работают недостаточно эффективно. Единственными мерами, способными исправить ситуацию, являются публикация в прессе информации о незаконных финансовых операциях, совершаемых немецкими банками, и введение уголовного наказания для банкиров, вовлечённых в подобные виды деятельности».

В докладе Министерства финансов особо подчёркивается такой вывод: в зону повышенного риска отмывания денег Германия входит исключительно по причине своей экономической привлекательности. В то же время вопрос, почему столь принципиальный Минфин решил начать борьбу с нелегальными финансовыми потоками только сейчас, а не, скажем, в 2013 году, когда Süddeutsche Zeitung впервые прокомментировала информацию Tax Justice Network, в докладе обойдён молчанием.