О Благодатном огне. Реальность и легенды

Реальность и легенды вокруг Благодатного Огня.Церемония Святого Света начинается в 10:15 утра по храмовому времени с армянской процессии, которая во главе с армянским патриархом Иерусалима, пройдя один раз вокруг Кувуклии, переходит к Армянскому Приделу храма Воскресения.

Церемония

Церемония Святого Света начинается в 10:15 утра по храмовому времени с армянской процессии, которая во главе с армянским патриархом Иерусалима, пройдя один раз вокруг Кувуклии, переходит к Армянскому Приделу храма Воскресения.

В 11:00 совершается совместная церемония запечатывания Гроба.

В 11:30 в храм входит скандирующая молодежь греческого патриархата, а в 12:00 в храм прибывает греческий патриарх.

В 12:10
армянское духовенство, вместе с представителями Коптской и Сирийской православных церквей, переходит из Армянской Ризницы к Алтарю Кафоликона, где делает свое традиционное обращение к греческому патриарху.
Молитва армянского архимандрита на Гробе Господнем

В 12:20 служитель греческого патриархата вносит в Гроб Господень закрытую лампу, а в 12:30 начинается крестный ход греческого духовенства. Процессия три раза проходит вокруг Кувуклии. Греческий патриарх стоя перед Кувуклией разоблачается своими сослужителями, и в 12:55 вместе с армянским архимандритом входит в Кувуклию.

Греческий патриарх и армянский архимандрит проходят в Гроб Господень, и там они стоя на коленях пред трехдневным Ложем Спасителя, читают молитвы, каждый по своему молитвеннику. После этого возжигают свои пучки свечей от прежде поставленной на плиту Гроба лампады, сначала патриарх, потом архимандрит, и в 13:00, то есть через 5 минут по вхождению в Кувуклию, выносят огонь ожидающему народу.

На выходе из Гроба, армянский архимандрит пропускает вперед греческого патриарха, чтобы тот первым вышел из Гроба в Придел Ангела. Там они передают Огонь в наружу своим верующим, грекам патриарх через северное окно, армянам архимандрит через южное окно в стене Кувуклии. В это время в Кувуклию входят по одному служителю от Коптской и Сирийской православных церквей, где они зажигают свои свечи от свечей греческого патриарха и армянского архимандрита.

За это время скороходы с обоих сторон успевают разнести Огонь по всему храму. Армянский скороход приносит Святой Свет в ложу армянскому патриарху, который благословляет им присутствующий в храме народ.

Первым из Кувуклии выходит греческий патриарх, который на выходе также благословляет присутствующий народ Святым Светом. За ним выходят армянский, коптский и сирийский служители.

В 13:10 греческий патриарх со своими сослужителями покидает храм. Начинается крестный ход армянского духовенства и верующих, сопровождаемым коптскими и сирийскими общинами. Молодежь греческого патриархата покидает храм. В 14:30 завершается и армянская церемония и храм покидает армянский патриарх.

Заранее Кувуклия осматривается мусульманином на предмет наличия огня или того, что может этот огонь воспроизвести. Потом Кувуклия запечатывается воском, на котором каждый из представителей присутствующих на церемонии церквей ставит свою печать.

Мусульмане же и обыскивают патриарха греческого
, раздевая его до исподнего. Не так давно мусульмане имели право лишить жизни патриарха на месте, если они находили нечто, способствующее воспламенению. За тысячелетнюю истории схождения Благодатного огня такого случая не было ни разу.

Вокруг огня

Благодатный огонь не имеет естественно-природного источника, то есть зажигается не людьми, а сходит с неба от Бога по молитве православного патриарха, почему сама церемония Святого Света ими именуется как «Чудо схождения Благодатного огня». Само «схождение» подробно описывается как сопровождаемое множеством знамений и видений, росы и дождя, молний и вспышек, а так же самовозгоранием свечей и лампад. Кульминационным пунктом церемонии почитается «умывание огнем», когда верующие начинают бегло проводить пламенем по рукам и лицу, поскольку считается, что Благодатный огонь первое время «теплый» и не обжигает. По различным версиям пересказа, огонь не обжигает от трех до пятнадцати минут. Считается, что «умывание огнем» очищает от грехов.

Сама церемония, предшествующая «схождению огня», по мнению сложившемуся с пересказов паломников, имеет ряд особенностей, призванных усилить эффект от «несомненного чуда». Утверждается, что с вечера в храме гасятся все огни, что во избежание подлога, на наличие огня и его источников тщательно проверяется мусульманами (или иудеями) Кувуклия, после чего она запечатывается ими, чтобы никто туда не пронес спичек. Перед входом в Гроб мусульмане (или иудеи) с особой тщательностью обыскивают патриарха, раздевая его до исподнего, чтобы убедиться, что у него нет спичек, кремня или других средств добывания огня.

В Кувуклию греческий патриарх входит с армянским патриархом (или даже католикосом), что армянский патриарх остается в Пределе Ангела и ожидает, пока греческий молит Бога в самом Гробе о ниспослании Благодатного огня, и что по получении огня армянский патриарх зажигает свои свечи от свечей патриарха греческого. Бог низводит огонь исключительно по молитве православного (в смысле греческого) патриарха, что и свидетельствует об истинности и торжестве греческого Православия, против еретиков. «Еретиками» тут считаются в частности армяне, как монофизиты и, естественно, католики, которым Бог никогда огня не давал.

Существенным пунктом верований в «схождение» Благодатного огня, является вера в святость и православность юлианского календаря. Только этот календарь, введенный языческим императором и «богом» Юлием Цезарем, почитается как «православный», почему Бог низводит огонь только на православную Пасху, соответственно пасхалии рассчитанной по «старому стилю». Веруется, что по григорианскому календарю Бог не даст огня, почему православные на него и не переходят. И, наконец, согласно поверью, отсутствие нисхождения Благодатного огня явится предзнаменованием конца света или прихода антихриста. По другой версии, катастрофа, в случае не схождения огня, грозит только собравшимся в храме.

Накануне Пасхи 2008 года, в своем интервью российским журналистам, греческий патриарх Иерусалима Феофил III сказал:     «это церемония. Как некогда пасхальная весть от гроба воссияла и осветила весь мир, так и ныне мы в этой церемонии совершаем репрезентацию того, как весть о воскресении от кувуклия разошлась по миру».

Легенда о Благодатном огне

Кроме легенды о временно изгнанных из храма православных арабах, без которых огонь отказывался сойти, существуют и другие истории.

Некогда армяне, будучи «еретиками», решили присвоить себе право получать Благодатный огонь, который Бог всегда посылал только православным, то есть грекам. Для этого армяне подкупили турецкие власти, с тем, чтоб не пустить православных в храм и самим войти в Гроб Господень за огнем. И пока армяне безуспешно пытались выпросить у Бога огонь, православные со своим патриархом стояли у входа в храм, слезно прося милости у Бога. И Бог не дал армянам огня, но низвел его из рассевшейся колонны у входа, где стояли православные. Таким образом армяне были опозорены, их ересь обличена, а вера православная прославлена Богом.

В то время один Омир от предстоявших тут военнослужителей (турецких), видя что разселся столп и изшел Святый Свет, вдруг уверовал во Христа, и исповедуя Его Сыном Божиим и Богом Истинным и совершенным человеком, велиим гласом воззопил: "едина есть вера христианская!" и вонзил в один камень три гвоздя, случившиеся в его руках, говоря: таким образом да вонзятся сии в очи неверующих во святый Свет, яко оный есть истинный и святый. Турки, при сем, находившиеся, слыша его тако глаголюща, связав, предали его огню пред святыми вратами. Камни, на которых сей новый исповедник и мученик Христов был сожжен, доныне на себе показывают знаки огня. В этот момент Омир громко воскликнул: "Велика православная вера, и я - христианин!" В один миг исказились злобой лица сослуживцев и подчинённых, они бросились на него, но Омир смело спрыгнул вниз к христианам с высоты более десяти метров. Приземлившись, Омир чудесным образом остался невредим, а стопы его отпечатались в камне. Уже внизу соплеменники схватили его и без долгих рассуждений отсекли ему голову, опасаясь, чтобы его примеру не последовали другие; и тело святого мученика, крестившегося в своей крови, сожгли тут же, на площади перед храмом. Впоследствии турецкие власти пытались уничтожить отпечатавшиеся следы Омира и вырвать три гвоздя из камня, но чудесным образом свидетельства происшедшего остались невредимыми и существуют по настоящее время.

Самой ранней письменной фиксацией этого мифа, является сообщение русского старообрядца Иоанна Лукьянова, посетившего святые места в 1710—1711 годах. Ценность его сообщения состоит в том, что оно дает временные ориентиры, на основании которых можно судить о первоначальной дате, к которой приписывались греками события изложенные в мифе. Лукьянов пишет:

"Мы же про тот столп у Греков спрашивали, так они нам сказали, над тем столпом бысть знамение великое: 24 рока (года) тому уже де прошло, пришед де армяне к паше да и говорят так: «Греческая де вера неправая, огнь де сходит не по их вере, а по нашей, возьми де у нас сто червонных, да чтоб де нам службу несть в Великую Субботу, а Грек де вышли вон из церкви, чтоб де они тут не были, а то скажут, по нашей де вере огнь с небеси сходит».

Таким образом, если верить грекам, у которых спрашивал Лукьянов, знамение расколовшейся колоны произошло не ранее 1686 года, когда правил султан Мехмед IV (1648—1687). Но, с эволюцией мифа, с увеличением подробностей об армянских злодеяниях, их посрамления, вплоть до кормления фекалиями, и все это на фоне еще большего «торжества Православия» и героизма уверовавшего мусульманина, дата события описываемого события уходит в большую древность. Сегодня наиболее известной датой выхода огня из колоны, среди сторонников этого мифа, является 1579 год, относимый ими к правлению султана Мурада III (1574—1595), почему-то называемого ими «Правдивым».

Попытка сместить события описываемые в мифе в глубь истории имеет свою логику. Дело в том, что существует гораздо более древнее, нежели сообщение Иоанна Лукьянова, предание о чудесном выходе огня из колоны в Великую субботу. Это предание, письменно зафиксированное не позже 1635 года в «Путевых заметках» Симеона Лехаци и поддерживаемое Армянской апостольской церковью представляет происшедшее совершенно в ином свете. Древнее предание связывало божественное чудо не с глумлением над кем-то и с превозношением одной христианской общины над другой, а с проявлением милости Божьей к нищим и убогим, у которых не было средств заплатить туркам налог за вход в храм в Великую субботу. Поэтому становится очевидным, что греческий миф о расколотой колоне, представляет собой грубую переделку древнего предания.

«Сказали, что когда-то остались такие нищие богомольцы снаружи, не впустили их за входную плату, мол, давайте полностью, и так остались они лишенными [света]. Но когда появился свет, он сперва устремился для нищих наружу и сжег верхушки мраморных колонн по обе стороны двери. Многие видели это и воздали славу Богу. До сих пор видны места, охваченные огнем. Сообщили об этом хондкару, и он, пораженный, послал в Иерусалим указ и грамоту с налатлама о том, что, если нищие не будут иметь [денег] и поклянутся, что не имеют, впустить их внутрь, чтобы они не лишились света. И мы также своими глазами видели обожженные и почерневшие колонны.
Этот указ о чудесном свете вырезан на каменной плите дверей церкви Воскресения, эта грамота написана по-мусульмански
».

Даже при скептическом отношении к чудесам, атеистические критики мифа о колоне, в данном сообщении Семеона Лехаци, не отрицают исторического подтекста — события, поразившего воображение верующих и воспринятое ими как чудо. Вполне допускается выход пламени на колоны, вследствие возникновения пожара при массовых беспорядках со стороны паломников, по причине недопуска турками в храм бедных.

Против греческого мифа свидетельствует и тот аргумент, что упоминаемая в нем рассеченная колона принадлежит Армянской апостольской церкви, являясь святыней, прежде всего, для армянских паломников. Известно, что весь иерусалимский храм Воскресения почти поровну поделен между тремя Иерусалимскими патриархатами — греческим, латинским и армянским, и легендарная колона на входе храма, находится именно в армянской части. Естественно, что антиармянский миф не упоминает об этом факте, поскольку станет непонятно - почему армяне дорожат этой «изобличающей» их поврежденной колоной, вместо того, чтобы избавиться от нее на вполне законных основаниях, просто заменив ее на новую, проведя реконструкцию поврежденной части здания, что указывает на подлинность свершившегося.