Алексей Леонков: перспективы АК ИГ и России в глобальной войне с ДАИШ

Что делать России? ... Пользуясь «мягкой силой» дипломатии – Сирию и Иран надо включать в орбиту ШОС и ЕврАзЭс, подписав, в том числе и договор ОДКБ...

Только что в нашей стране с визитом побывал министр иностранных дел Катара Халед бен Мухаммед аль-Атыйя. Одной из его целей было согласование позиций в FIFA, которая под давлением американцев спит и видит, как лишить Россию и Катар чемпионатов мира 2018 и 2022 года. Футбольные дерби, правда, могут так и не состояться, если начнется глобальная война. Казус белли для которой усилиями Катара и Ко уже подготовлен.

29 марта 2015 года 26-я сессия Лиги арабских государств (ЛАГ) объявила всему миру решение о создании Объединенных арабских сил быстрого реагирования (ОАСБР). Создание таких сил было логично, так как не всегда регулярная армия оказывала должное противодействие боевикам ДАИШ , маскировавшимся под силы оппозиции. В этот войсковое объединение должны были войти военнослужащие Египта, Иордании, Марокко, Судана, ОАЭ, Кувейта, Катара и Саудовской Аравии. Общая численность ОАСБР должна была составить 40 000 военнослужащих в том числе, 35 000 из сухопутных войск, до 1 000 из ВВС и 4 000 из ВМС этих стран. Штаб совместных сил ЛАГ, предположительно, должен был разместиться в Каире.

Многие эксперты по поводу ОАСБР выражали сомнение, что идея объединённых вооружённых сил пока еще «сырая», так как не проработаны позиции всех арабских стран и отсутствует чёткое формулирование понятия "врага", которому эти силы будут противостоять.

Успехи ВКС России и армии САР по борьбе с войсками ДАИШ (ИГ), а также дружественные отношения Египта с Россией, вероятно, стали одной из причин того, что проект ОАСБР так и не состоялся.

15 декабря 2015 года созданная по инициативе Катара и Саудовской Аравии антитеррористическая коалиция, состоящая из 34 исламских государств, объявила своей главной целью - борьбу с ДАИШ и другими террористическими группировками невоенными методами. Объединенный командный центр антитеррористической коалиции исламских государств (АК ИГ) будет располагаться в Эр-Рияде.

Странно, что двумя государствами, без созыва сессии ЛАГ, была создана такая организация. Совсем недавно, саудиты готовы были направить в Ирак до 100 000 штыков для борьбы с ДАИШ совместно с коалицией возглавляемой США. Примечательно ещё то, что эта новая коалиция появилась после решения Совбеза ООН по судьбе Сирии. Саудовская Аравия демонстрирует диаметрально противоположные позиции за короткий период времени, с чего так?

Чтобы понять складывающуюся ситуацию, рассмотрим предварительные итоги операции ВКС России в Сирии, а также основные события вокруг этого.

Главные тренды конца года – уничтожение нефтяного бизнеса ДАИШ в Сирии, выявление скрытого союзника террористов – руководства Турции и, поступающие сообщения о гибели ряда ключевых главарей ДАИШ. Получается, что на лицо явная тенденция к скорому завершению войны в Сирии? К сожалению это не так. Да и недавнее закрытие воздушного пространства Европы для наших стратегических бомбардировщиков, только усложняют и отдаляют завершение операции ВКС РФ и армии САР. Особый интерес для анализа представляю события, формирующие действующие на ситуацию факторы.

Во-первых, Джон Керри, приезжавший в декабре к Лаврову и Путину, так и не сказал ничего конкретного о судьбе Башара аль-Асада и Сирии. То есть США до сих пор остаются при своём мнении, что Асад – это «тиран, травивший собственный народ химическим оружием». Разоблачения турецкого парламентария Эрена Эрдема, опровергающие эту информацию, остались, не замечены ни исламским миром, ни странами НАТО. Саудовская Аравия и Катар, как и США, так же не изменили своего мнения о сирийском лидере. Резолюция СБ ООН, с включёнными российскими формулировками: «уважение суверенитета Сирийского государства», «нельзя допустить установления контроля Исламского Государства (ИГ) над Сирией» - для этих государств по сути пустой звук.

Во-вторых, в АК ИГ вошли практически все суннитские государства, в том числе и «проштрафившаяся» Турция. Ирак, Алжир, Афганистан, Иран и Сирия остались в стороне. Такое положение напоминает историю с исключением Ливии из ЛАГ, перед бомбардировками авиацией НАТО в 2011 году. После того, как Каддафи был зверски убит, членство Ливии в ЛАГ было восстановлено.

В-третьих, экономики Катара и Саудовской Аравии в последнее время начали испытывать финансовые затруднения. Низкие цены нефтедоллара побудили саудитов ввести временные внутренние налоги, а правительству Катара искать новые маршруты по доставке газа в Европу, так как прежние проекты через территорию Сирии не возможны. Речь идёт о проектах «Qatar-Turkey Pipeline» и «Islamic Pipeline». Финансовые перспективы этих государств далеко не радужные. Поэтому «маленькая победоносная война» может вернуть этим государствам понесённые убытки и восстановить положительное сальдо при откате вверх «послевоенных» котировок нефтедоллара. США же получат желанные лавры «миротворцев». Открытие строительства газопровода ТАПИ на этой неделе объемом в 33 миллиардов кубометров газа в год, участники: «Туркменгаз», Афганская газовая корпорация, пакистанская «Inter State Gas Systems (Private) Limited» и индийская «GAIL (India) Limited. Газпровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия является серьезным конкурентом сжиженному газу Катара, который также планировался к поставкам в Индию. Другим конкурентом проекту Катара, является строительство газопровода с месторождения «Северный купол» из Ирана в Сирию и Европу, минуя Турцию. Это проект подписанный между Ираном и Сирией в 2012 году именно и стал спусковым крючком войны ДАИШ против «режима Асада».

В-четвертых, военные демарши Турции в Ираке – с целью перекрытия альтернативных маршрутов не катарских газопроводов, скорее всего, были согласованы с Саудовской Аравией и Катаром. Но, как и в инциденте с Су-24 – турки, взяв инициативу на себя, остались в одиночестве. 100 000 вооружённых саудитов тогда так и не вошли в Ирак.

В-пятых, в районе Персидского залива наращивается группировка стран НАТО, которые наносят удары по группировкам ДАИШ в Ираке. Результат этих ударов смехотворен. При этом ни Франция, ни Германия не собираются координировать свои действия с ВКС России, армиями САР и Ирана. Уже были «ошибочные бомбардировки», при которых погибли как сирийские, так и иракские военнослужащие. Коалиция, возглавляемая США – это не что иное как «военное лобби» газопроводов Катара и гарантия выполнения обещаний Белого дома Европе о снятии «газовой зависимости» от России.

В-шестых, в результате притока беженцев в Европу, боевики ДАИШ, как раковые метастазы, рассредоточились по всему миру. Эти боевые ячейки склонят к поддержке планов США любых непокорных европейских политиков. Основная концентрация сил боевиков сейчас сосредотачивается в Афганистане и Ливии. Государство ДАИШ в Ливии запустит новый поток дешёвой нефти и создаст угрозу Алжиру, с которым Россия налаживает сотрудничество.  В Афганистане помимо перехода наркотрафика от США к боевикам возникнет угроза развязывания войны по сирийскому сценарию. Целью – срыв строительства газопровода ТАПИ. При этом Индия и Китай не смогут остаться «наблюдателями», так же как и страны ОДКБ в Средней Азии.

В-седьмых, состоявшийся 25 декабря визит в РФ министра иностранных дел Катара Халеда бен Мухаммеда аль-Атыйя. Не секрет, что именно этот эмир является реальным правителем своей страны и лично курирует помощь ДАИШ. Его появление вместе с Лавровом и слова о схожести позиций, за исключением судьбы Асада, могут значить лишь одно: Катар снова считает Россию серьезным игроком, но подставит ее при любой возможности как это было сделано с А321 на Синае.

Все эти семь пунктов говорят о том, что Россию – как медведя в лавке обложили хрупкой посудой. Одно неосторожное движение запустит цепную реакцию, которая может привести к непредсказуемым последствия глобального характера. Последние заявления Министра иностранных дел Турции Чавушоглу о семидневном блицкриге и оккупации России силами Турции и блока НАТО косвенно подтверждают это.

Ближайшей зоной разжигания новой фазы конфликта – скорее всего, станет Ирак и Афганистан, которые в отличие от Сирии не обращались в МИД России с просьбой о военной помощи. Ирак в основном суннитская страна, которая до сих пор не оправилась после «братской помощи» США. В руководстве страны отсутствуют харизматические лидеры, вокруг которых бы сплотилась армия и народ для борьбы с ДАИШ. Не стоит забывать, что саддамовские офицеры составили «костяк» военного командования ДАИШ. Боеспособность современной армии Ирака очень низкая.  Против вторгшихся в северные провинции Ирака турецких войск дальше громких угроз со стороны МИД Ирака дело не пошло. В Афганистане состоящего, как лоскутное одеяло, из множества этнических племён – обстановка накаляется, боевики ДАИШ уже явили там себя миру.

В Сирии возможны два сценария:

Сценарий 1: Армия Асада, теснящая бойцов ДАИШ к границам САР, может огнём артиллерии накрыть «случайно оказавшихся в зоне боевых действий миротворцев АК ИГ, оказывающих гуманитарную помощь сирийской оппозиции». Скорее всего, это будет на границах с Ираком, за пределами действия радара С-400 дальше города Дейр-эз-Зор. Реакция – шум в прессе и ультиматум Башару Асаду, с ответным ударом ВВС АК ИГ по вероломной армии САР. Одновременно Турция начнёт боевые действия против курдов – союзников Сирии. Не исключено, что США и НАТО также окажут «братскую помощь» виде неопровержимых доказательств «актов вероломства армии САР» на основании разведданных, с последующим присоединением к бомбардировкам. Что будет делать Россия в этой ситуации, если у неё мандат только против боевиков ДАИШ ? ООН в этом вопросе встанет на сторону АК ИГ, как в вопросе с химоружием. Российские ВКС отправляются домой, а Асад остаётся один против АК ИГ. Далее его судьба может сложиться как у Саддама Хусейна.

Сценарий 2: Бойцы ДАИШ бегут из Сирии и массами сдаются АК ИГ на справедливый суд шариата. Раскаявшиеся ДАИШ овцы чудным образом оказываются в Афганистане и Ливии. Турция продолжает борьбу с курдами и не выходит с территории Ирака. Российские ВКС выполнив резолюцию ООН, возвращаются на базы в Россию. Башар Асад остаётся один против АК ИГ и Турции. Далее, досрочные выборы – к власти приводят суннитского правителя, лояльного АК ИГ и США.

Результат обоих сценариев для будущего России и её союзников не радужен. Экономическое давление на Россию только усилится. Проекты «Северный поток 2» и «Южный поток» - станут не возможны, так как Европа начнёт бойкот под давлением США. САР окажется на грани полной оккупации войсками АК ИГ.

Что делать?

Пользуясь «мягкой силой» дипломатии – Сирию и Иран надо включать в орбиту ШОС и ЕврАзЭс, подписав, в том числе и договор ОДКБ.

Надо расширять сотрудничество с Арменией. В качестве «превентивной профилактики» необходимо прикрыть наши базы в Гюмри и Эребуни комплексами ПВО. Они станут на боевое дежурство в случае эскалации ситуации. Дополнительно мы можем усилить наши базы в Армении комплексами РЭБ. Хорошим шагом стала бы поставка МиГ-31 для ПВО Армении. Комплексы С-400 в Латакии и Армении закроют небо над Сирией и северным Ираком полностью, тем самым остудят воинственный пыл Турции, а также расстроят планы Катара, Турции и Саудовской Аравии по свержению Башара Асада вопреки резолюции СБ ООН. Этот «щит» сведёт возможные боевые операции Турции и АК ИГ к действиям только на суше. При этом боевой потенциал саудитов, ниже среднего – они так и не смогли занять Йемен, бездарно провалив все операции. Касательно Турции, это наиболее дееспособная сила, но с 1943 года не участвовавшая в боевых действиях. Последние столкновения турецкого спецназа и иранского во время «охоты» за российскими лётчиками, закончились победой иранцев. Не стоит скидывать со счетов курдов, но при этом надо учитывать интересы Армении.

В Средней Азии необходимо провести такие же мероприятия в рамках договора ОДКБ, основные меры надо предпринять в Киргизии и Туркмении, в случае захвата Афганистана боевиками ДАИШ. В самом Афганистане надо сделать ставку на лояльные России силы, в том числе на этнических таджиков.

Ещё одна зона противодействия это Афганистан и Алжир, воспользовавшись прецедентом резолюции ООН против ДАИШ, они могут обратиться к России за поддержкой военных операций против террористов. ДАИШ как инфекцию надо уничтожать до конца, чтоб у неё не появился стойкий иммунитет для последователей.

Военный эксперт Алексей Леонков, специально для ВШП