Про добро и его инструменты. Сказка от 11.04.2020

Советский дипломат Сергей Аксенов продолжает цикл сказок для внуков и их родителей. Под Вербное воскресенье, сразу после опубликования Указа Собянина 42-УМ, усиливающего режим в Москве, стоит вспомнить, для чего миру нужно глобальное зло… Для пытчивого читателя.

Сказка на Вербное воскресенье про сущности добра и зла.

Высокий мужчина с лицом, как бы обожженным солнцем, в чёрном плаще с кровавым подбоем и высоких сапогах со шпорами вошёл в приемную Создателя. Вежливо отдал шпагу секретарю, и коротко стукнув в массивную дверь, вошёл в помещение.

За внушительных размеров столом, перед стопкой бумаг сидел Создатель. Оторвавшись от текста, он кивнул головой в ответ на приветствие, и предложил сесть.

- Ну что, сын мой, - молвил  Отец небесный, - давай разбираться с твоей текущей деятельностью. Я для чего попускаю твоё существование?

Мессир склонил голову и ответил:

- Дабы у добра был критерий этого понятия. Ибо без зла определить его невозможно.

- Ну, это ты понимаешь правильно. А что в последнее время творится? Не слишком ли круто забираешь? Давай-ка начнём с твоих деяний в государствах третьего ряда.

Взяв одну из бумаг, Создатель молвил:

- Зачем ты сжёг Австралию? Люди, я понимаю, там зажрались и блудить начали. А зверюшки-то, твари мои, здесь при чем?

Дальше, переходим к Китаю. Зачем запустил смертельный вирус гриппа?

Мессир ответствовал:

- Так ведь плодиться начали безмерно, Отче наш. Скоро от них на планете прохода не будет.

- А ты что, Мао Цзе Дун? Одна семья – один ребёнок? Надо было придумать что-то поизящней.

Создатель взял следующую докладную:

- Так, переходим к Америке.

- Вынул бумажку номиналом в один доллар и показав ее Лукавому, спросил: это вообще что? Что тут написано по-английски?  In God we trust? Это до какой же степени цинизма и идиотизма надо было дойти, чтобы на денежных знаках упоминать имя божье?! Они там в своём поклонении Мамоне совсем разума и веры лишились? И что ты им за это сделал, Лукавый ты наш?

- Как - что, Отче? Я же на них Трампа наслал. Или изволите разрешить кардинально с этой публикой разобраться?

- Кардинально - это как?

- А открыть жерло Йеллоустоунского вулкана.

- Нет, это перебор. Мы так всю планету уничтожим. Пока ещё рано.

- Ну что, - продолжал Создатель, -  давай теперь к старушке Европе: содомский грех, однополые браки, запрет для деток различать друг друга по полу, да ещё Папа Римский. Кому он папа? Кто Отец-создатель? И что ты со всем этим делаешь?

- Вразумлять пытаюсь, Отче наш. Чего только не делал. И климатом их осчастливливал, и беженцев с Ближнего Востока напускал, ничего не помогает. Мозги у них жиром заплыли от неумеренного потребления спиртного и жирной пищи.

- Ладно,- молвил Создатель, - подумаешь, доложишь предложения по Европе, обсудим. И на закуску самое большое государство, шестая часть суши, народ терпеливый, добрый, несёт свой крест уже сколько веков, за что ж ты их так, сын мой?

- Вы о чем, Создатель?

- Как - отчем? Вот официальная статистика: 20 миллионов человек, включая отроков и отроковиц, там голодают. Считаю, что это уже перебор. И ещё, - берет листок бумаги, - вот как у них сейчас заканчиваются службы в храмах «ще молимся о здравии Отца нашего и великого Господина, Патриарха Московского...». Что-то я запутался, сколько у нас создателей теперь. Что, кроме меня другие есть? И кто у них теперь там человек-то? Раб божий или патриарший?

Мессир склонил голову:

- При всем уважении, Отче наш, последнее уже не в моей компетенции. Высшие иерархи всех церквей, я так понимаю, хоть и люди, но для меня неприкосновенны.

- В общем, так,- подытожил Создатель,- ты меня услышал, начинай работать над устранением недостатков.

И Лукавый начал недостатки исправлять…