Бассейн “Москва”. Сказка от 03.06.2021

Сказка профессионала Сергея Аксенова про моменталку наших коллег в бассейне Москва в плохую для них погоду и аккуратную работу наших ребят, номер которых – семь. Пытчивым историкам спецслужб на заметку.

Страшнос, ититс твою матьт!

- Деди, погода чудесная, светит солнышко. У тебя на объекте поют птички, причем аж круглые сутки. А ты мне такие сказочки запендюриваешь, от которых все мои знакомые начинают впадать в глубокую и тяжелую депрессию.

- И что ты хочешь, Марк?

- А урежь-ка ты мне что-нибудь духоподъемное и веселое в стиле известного марша «Его превосходительство любил домашних птиц и брал под покровительство хорошеньких девиц!!!».

- Услышал тебя, Марк. Ну, мне с булгаковскими героями, с Фаготом, а уж тем более с Мессиром, никак не сравниться. Однако же попробую.

Дело было в начале 70-х. У нас на даче в Мещерском вот в такую замечательную погоду по выходным собирались приятели моего отца, твоего прадеда. Рассаживались под столетней яблоней (это сейчас ей уже сто лет, а тогда она была помоложе), накрывали стол, травили веселые истории и угощались изумительными по вкусу бабушкиными пирожками с зеленым луком и яйцом. Пирожки были уникальные, жаренные в кипящем масле. И под куриный бульончик и легкое спиртное шли они легко и непринужденно.

Я тоже был участником этих застолий. И вот тебе, Марк, правдивая, и на мой взгляд смешная история, рассказанная моему батюшке одним из коллег. Вешай-ка ты ухо на гвоздь внимания и запоминай. Ну что, вперед и с песней?

- Давай, Деди!

- Итак, начало 70-х годов, естественно, прошлого века. На месте нынешнего Храма Христа Спасителя находился бассейн «Москва», он был открытый. Любой человек мог купить билет, получить ключ от раздевалки на резинке и пойти плавать. Посему народу там всегда было очень много. И вот наши любимые и незамысловатые по менталитету пиндосские разведчики начали использовать сей общественный бассейн для проведения так называемых «моменталок».

- А что это такое?

- Это обмен информацией (в данном случае помещенной в очень маленький непромокаемый контейнер), который производится в толпе. Отследить его очень сложно, поскольку это одно касание. В случае с бассейном «Москва» они это делали прямо в воде.

- Как так, Деди?

- Я же говорил, там толкотня, очень много народа. Плывут навстречу друг другу вдоль и поперек, толкаются, касаются друг друга. Итак, «наружка», конечно, пиндосов пасла, как и положено. И вот в один прекрасный солнечный день ЦРУшная резидентура почему-то решила поручить «моменталку» не своему штатному сотруднику, а какому-то непонятному техническому работнику, не владеющему русским языком.

Контакт и передача, судя по всему, состоялись. А дальше начался смех и грех. Этот бедный пиндосский комсомолец-доброволец утерял ключ от своего шкафчика, когда подныривал под кого-то в бассейне.

- Это как?

- Да волновался сильно, вот и упал ключик на резиночке на дно. А дыхалка у американца так себе, он же не профессиональный разведчик, шариться по дну возможности нет. Вылез боец из воды, пришел к своему шкафу гол, как сокол. Не только вся одежда в шкафу, но и полотенце - вытереться нечем. А в раздевалке как-то холодновастенько, так что бедолага стал покрываться гусиной кожей и тихо синеть. Ребята из «наружки» в плавках и с полотенцами болтаются рядом, но вмешиваться не имеют никакого права, дабы себя не раскрыть. Пиндос посинел, как вытащенная из воды рыбина, глаза таращит, зуб на зуб не попадает. У ребят дилемма: не приведи Господь, «клиент» загнется. А посему они тихонечко так позвали местного работника бассейна, который следил за шкафчиками. Работник сей был в форменной одежде. Американец узрел его с безумной радостью, подвел к своему шкафчику, стал тыкать в шкафчик пальцем и истошно вопить единственную фразу, которую он знал на русском: «Страшнос, ититс твою матьт!».

Теперь уже служитель бассейна таращит на него глаза, дико озирается и понять не может, чего иностранец хочет. А тот уже начал о шкаф головой биться, продолжая громко вопить вышеприведенную малопонятную фразу. Гусиная кожа у него уже приобретает фиолетовый оттенок, сопля огромная из носа потекла, потому как вытереться не может, а в раздевалке прохладно. Короче, не приведи Господь, поиметь на советской территории в бассейне «Москва» печальный трагический исход с сотрудником американского посольства. Скандал будет вселенский и международный. А посему ребята из «наружки», уже в нарушение инструкции, делать нечего, себя явили. Взяли под локоток служителя бассейна и молвили: «Открывай, зараза, шкаф как хочешь, хоть резервный ключ неси». А он им: «А вы кто такие?». Они представляться права не имеют.

Что делать? Отволокли дядечку в уголочек, один сунул ему в морду служебное удостоверение и молвил: «Теперь ты понял?» – «П-п-п-понял», - забормотал служитель или банщик, я уж не знаю кем он там был, и стал тихо сползать по стенке. Ситуация мама не горюй. У шкафчика американец загибается, у стеночки в полуобморочном состоянии находится сотрудник бассейна.

- Что дальше, Деди?

- Дальше все хорошо закончилось. Они там быстро этого банщика откачали, открыл он американцу резервным ключом шкафчик, «наружка» проследила, чтобы он живой и здоровый дочапал до станции метро и поехал назад на общественном транспорте, путая следы по соображениям конспирации.

- И какой финал у истории?

- Ну, как рассказал моему бате и честной компании его коллег товарищ, который читал рапорты, наказывать наружку он не стал. Выше себя документ не пустил. А поскольку он был отнюдь не рядовым дядей, от своего имени приказом по подразделению объявил нашим находчивым бойцам благодарность.

Вот так, внучок.

- Ну и что народ на даче в Мещерском?

- Народ на даче в Мещерском под нашей яблонькой от души посмеялся над этой историей. В виду того, что день был теплый, под пирожки и бульончик спиртного не употребляли, а выпили хорошего, ядреного ледяного домашнего кваса, который бабуля сама готовила. День уже катился к закату. Один из батиных коллег взял гитару и пошли они дружно хором наяривать песни Окуджавы про синий троллейбус, последний прощальный и прочие лирические, немножко грустные, но добрые песни.

Вот так, Маркуша, люди при советской власти отдыхали. Никаких тебе пьяных гулянок, никаких интернетов, вотсапов, вайфаев и прочей дребедени. И были, я так понимаю, вполне себе счастливы.

Здесь, внучок, и сказке конец.